Все, что делает президент США Дональд Трамп на международной арене и у себя в стране, должно обеспечить мировое господство Америки. В той или иной форме он говорил об этом многократно. Деятельность американского президента вписывается в его лозунг, который одновременно является и целью – “Америка прежде всего” (America First).

Политологи спорят о том, каковы основные инструменты, которые Трамп намерен использовать в достижении американского превосходства над всем миром, которому никто не сможет ни воспротивиться, ни противостоять. Понятно, что это, во-первых, военная сила, во-вторых, финансово-экономические ресурсы и, в-третьих, политическое давление, опирающееся на первые два аргумента.

Между тем, кое-кто в той же Америке, из числа противников Трампа, но не из тех оголтелых представителей демпартии, которые ищут его “связи” с Кремлем, а из числа непредвзято мыслящих аналитиков, кажется, уже вычислил тот самый инструмент, который Трамп реально намерен использовать для достижения глобального господства США. Это – энергетическое доминирование и контроль за всеми энергоресурсами планеты, что, если Трамп этого добьется, реально позволит Соединенным Штатам стать властителями всего мира.

“Отдать долги” нефтегазовому и угольному лобби

Но как Трамп сможет это сделать? Это процесс не одного года. Для начала Трамп намерен вычерпать все углеводородные энергоресурсы, которыми обладают США. А их очень много. Тем самым, по задумке Трампа, можно дать новый импульс экономическому развитию США и “подсадить” на американские энергоресурсы энергозависимую Европу и другие регионы мира. Так считает Майкл Клэр (Michael T. Klare), опубликовавший на этот счет статью “Стратегия максимального извлечения: как Дональд Трамп планирует использовать ископаемое топливо в борьбе за мировое господство”. Эта статья весьма примечательна, поскольку написана американцем, который озабочен, прежде всего, драматическими экологическими последствиями курса Трампа для США. То есть подход автора непредвзятый: он не подгонял факты под свою теорию, но делал выводы на основе сопоставления многих фактов.

И главный вывод, который интересен не столько американским защитникам природы, сколько всему остальному миру, заключается в том, что Трамп всерьез намерен поставить США у “распределительного рычага” мировой энергетики.

Трамп включился в извечную историческую борьбу за энергетические ресурсы, исходя из того, что тот, кто ими владеет или их контролирует, тот владеет всем миром. Этот вывод заслуживает самого серьезного внимания, поскольку это может объяснить многие сегодняшние и будущие шаги американской администрации как внутри страны, так и на международной арене. “Новая энергетическая политика США эпохи Трампа является, в некотором смысле, самой старой энергетической политикой на Земле. Каждая великая держава стремилась поставить энергетические ресурсы под свое начало – будь то человеческая энергия рабов, энергия ветра, уголь или нефть, чтобы удовлетворить свои гегемонистские амбиции”, – пишет М.Клэр.

Что означает доминирование на практике? Для президента Трампа, пишет М.Клэр, это означает, прежде всего, “высвобождение энергетического изобилия страны, устраняя все мыслимые нормативные препятствия для эксплуатации внутренних запасов ископаемого топлива. В конце концов, Америка обладает одними из самых больших запасов нефти, угля и природного газа на планете и, применяя имеющиеся в своем распоряжении все технологические новшества, может максимально извлечь эти запасы для укрепления своей власти”.

Правда, надо оговориться, что одной из первопричин такой стратегии является намерение Трампа “отдать долги” нефтегазовому и угольному лобби, которое, к чему склоняются многие, имело непосредственную причастность к продвижению Трампа в Белый дом. Но интересы американского нефтегазового и угольного лобби вполне совпадают с амбициями Трампа о мировом господстве.

“Возврат долгов” состоялся 28 апреля 2017 года, когда администрация Трампа открыла большую часть атлантического и тихоокеанского побережья для морского бурения, на чем давно настаивала местная нефтегазовая отрасль. В этот день президент Трамп подписал указ, отменяющий введенный Бараком Обамой запрет на добычу нефти и газа на ряде шельфовых месторождений у берегов США. Был открыт, в частности, доступ к шельфовому бурению на участках в Атлантическом и Тихом океанах, Мексиканском заливе, а также в Арктике – в районе природного заповедника на Аляске. Кроме того, администрация Трампа предпринимает шаги по снятию ограничений на добычу угля на федеральных землях, чего долго добивались местные угледобывающие компании. Трамп мотивировал отмену запрета на бурение стремлением создать рабочие места.

Однако это – не главное. Трамп реально ведет США к полной энергетической независимости, причем за счет использования в стране, прежде всего, ископаемого углеводородного топлива, а не за счет возобновляемых источников энергии. Вот почему Трамп регулярно с пафосом говорит об успехах “сланцевой революции” в США. Совершенно понятным в этом контексте видится и введение администрацией Трампа огромных пошлин на импортные солнечные батареи. Мол, зачем их использовать, если в стране есть углеводороды? То, что действительно имеет значение для Трампа, это – внутренние запасы ископаемого топлива, за счет которого Трамп намерен добиться не только энергетической независимости США, но и полного энергетического доминирования Америки.

Не все готовы сесть на американскую энергоиглу

Трамп рассчитывает “подсадить” на американские ископаемые углеводороды и весь остальной мир. Эта идея, как шило, не могла долго таиться в мешке. И Трамп, наконец, проговорился. Выступая 29 июня 2017 года в министерстве энергетики США на конференции с характерным названием “Высвобождение американской энергии” (Unleashing American Energy Event), Трамп заявил: “Наша страна наделена необычайным энергетическим изобилием, о котором мы не знали ни пять лет, ни десять лет назад. США располагают запасами природного газа на 100 лет добычи и запасами чистого угля – более, чем на 250 лет. Мы являемся ведущим производителем нефти и первым производителем природного газа. Всего этого у нас гораздо больше, чем мы когда-либо думали. Мы действительно рулим процессом. Мы не хотим, чтобы другие страны забрали наш суверенитет и говорили нам, что и как делать. Этого не произойдет. С этими невероятными ресурсами моя администрация будет стремиться не только к американской энергетической независимости, к которой мы так долго стремились, но и к американскому энергетическому доминированию. И мы будем экспортером. Да, экспортером. Мы будем доминировать. Мы будем экспортировать американскую энергию по всему миру. Этот экспорт энергии создаст бесчисленные рабочие места для наших людей и обеспечит истинную энергетическую безопасность нашим друзьям, партнерам и союзникам по всему миру”.

Все другие шаги Трампа,  помимо этого ключевого заявления, которое в России прошло практически незамеченным,  тоже свидетельствуют о реальном намерении американского президента поставить США у руля мирового энергетического рынка. В частности, 1 июня 2017 года США заявили о выходе из Парижского соглашения по климату, главной целью которого является сдерживание глобальной средней температуры на уровне ниже 2 °C от доиндустриального уровня, в частности, за счет сокращения выбросов парниковых газов.

Было много кривотолков о том, почему Трамп пошел на этот шаг. Думается, главное объяснение кроется как раз в том, что, будучи участником Парижского соглашения, США не смогут реализовывать задачу энергетического доминирования, которая предполагает сжигание импортерами американского ископаемого топлива – газа, нефти и угля.

На чем основывается стратегия Трампа по глобальному энергетическому доминированию кроме уверенности в том, что Америка обладает энергетическим изобилием? Прежде всего – на прогнозах о том, что общемировые потребности в энергоресурсах будут расти.

По последним оценкам Международного энергетического агентства (WEO), темпы роста глобальных энергетических потребностей в настоящий момент несколько снизились, однако в любом случае эти потребности будут увеличиваться и к 2040 году вырастут на 30 % по сравнению с 2017 годом.

Естественной причиной роста мировых потребностей в энергии является рост экономики и увеличение населения. Глобальная экономика растет в среднем на 3,4 % в год. Население планеты, по прогнозам WEO, увеличится с сегодняшних 7,4 миллиарда до более чем 9 миллиардов в 2040 году. Кроме того, в основе прогноза WEO о росте энергопотребления лежит резкий рост мировой урбанизации – каждые четыре месяца городское население в мире увеличивается на условный город размером с Шанхай.

Как стратегия Трампа соотносится с тем, что кроме США есть и другие экспортеры энергоресурсов, такие, как, например, Россия? Резонно предположить, что США будут всеми силами вытеснять Россию с мирового рынка энергоносителей. Вот пара примеров. В июне 2017-го Трамп заявил: “Украина уже говорила, что нуждается в миллионах и миллионах тонн угля прямо сейчас. И мы хотим продать его”. А в августе первая партия американского угля уже была отправлена из Балтимора в Одессу.

Американский уголь дороже российского, но для Киева дружба с Америкой еще дороже. Польша в июне этого года, вопреки экономическим соображениям, договорилась с США о спотовых поставках сжиженного природного газа (СПГ) с той же целью – снизить зависимость от газа, поступающего по трубам из России.

Вместе с тем еще предстоит посмотреть, насколько успешным будет курс Трампа на глобальное энергетическое доминирование. Что касается России, то она свой рынок в Европе не отдаст. И не потому что мы будем чинить американцам искусственные препятствия, а потому что российский газ дешевле американского СПГ и даже дешевле норвежского газа.

Кроме того, защитником интересов России на европейском энергетическом рынке пока еще объективно является Евросоюз, который движется в сторону создания единого европейского газового рынка, на котором не будет различия в “национальной принадлежности” газа, но будет учитываться исключительно его цена.

Стратегия максимального извлечения

Но можно быть уверенным, что США приготовят еще много сюрпризов, направленных на то, чтобы изменить мировой энергетический рынок в свою пользу.

Развитие событий в этом ключе следует ждать от американцев и в разных регионах мира, где сосредоточены либо центры производства энергоносителей, либо пути их транспортировки. Именно поэтому перспектива установления спокойствия на Ближнем Востоке видится весьма туманной.

Конечная цель американцев в этом регионе не в том, чтобы сместить “диктаторский” режим Асада, уничтожить ИГ (террористическая гркппировка, запрещенная в РФ) на территории Сирии и Ирака и устранить иранскую “угрозу” демократии на Ближнем Востоке, а в том, чтобы полностью контролировать производство нефти и газа, а также их экспорт в нужном направлении. И именно стремлением США вернуть себе потерянный контроль над богатейшими запасами нефти в Венесуэле объясняется непрестанное вмешательство Вашингтона в дела и этой страны –  под предлогом “восстановления демократии”, которая якобы попирается “режимом президента Мадуро”.

Но на данном этапе главным для Трампа все же являются задачи:

  • максимального извлечения ископаемых видов топлива в США,
  • создания инфраструктуры, необходимой для доставки этих видов топлива за границу,
  • провоцирования в разных регионах мира такой политической, экономической или военной ситуации, которая бы обусловила экспорт американских энергоносителей в эти регионы или в отдельные страны этих регионов.

Эта парадигма, судя по всему, лежит в основе Стратегии национальной безопасности США, представленной Трампом в декабре 2017 года. В этом документе говорится, что будут “рационализированы процессы утверждения федерального законодательства для энергетической инфраструктуры – от трубопроводного и экспортного терминалов до контейнерных перевозок и линий сбора”.

Таким образом, реальный смысл Стратегии национальной безопасности США кроется не просто в наращивании военной мощи (включая модернизацию ядерного арсенала), а в том, что военная сила и ее использование будут служить Соединенным Штатам обеспечением колоссальной по масштабам добычи ископаемых видов топлива в стране и создания нового мирового рынка сбыта этого топлива. Рынка, на котором монопольным продавцом и, значит, неоспоримым хозяином мира будут США, а покупателями – их “союзники”. Те же, кто не входит в число “друзей” США, будут лишены доступа к энергии. Таковы наполеоновские планы Трампа и его команды.

Понятно, что подобные планы могли прийти в голову людей, чье сознание находится за границей адекватного восприятия действительности.

Игорь Пшеничников, эксперт РИСИ