– Насколько возможна конфронтация между Россией и США?

– Я думаю, что никакой конфронтации не будет. Мир уже неоднократно демонстрировал, что лидеры мировых держав в самые сложные минуты могут договариваться. Другое дело, что уровень напряженности свидетельствуют о том, что мелкие игроки, раскачивая лодку, могут на этом играть и получать от этого некоторые дивиденды. Что касается глобального столкновения, то я думаю, что его все-таки не будет, а провокации будут, конечно же как и раньше. Эти провокации надо приостанавливать на дипломатическом уровне в СБ ООН. Другое дело, что наши партнеры не хотят услышать нашу позицию, но рано или поздно здравый смысл восторжествует.

– Как вы оцениваете удары Израиля по иранским силам в Сирии?

– Провокации со сторон Израиля и Ирана, они будут и дальше продолжаться, как и раньше, но вряд ли это приведет к какой либо серьезной эскалации. Потому что ни Израиль, ни Иран не заинтересованы в полномасштабной войне. Могут быть определенного рода стычки, но полномасштабной войны не будет. Это приведет к полнейшей дестабилизации и радикализации региона. Потому что мы увидели опыт иракской войны и к чему это привело. Надо понимать, что радикальные группировки подпитываются именно от таких конфликтов. Все что надо Израилю – это максимально беречь свои границы, а Ирану нужно закрепиться в Сирии. Поэтому полномасштабной войны не будет.

– Как вы оцениваете возможность начала Третьей мировой войны?

– Грань Третьей мировой войны объявляли неоднократно, но как мы видим, этого всего нет. Куда хуже ситуация была в годы «холодной войны», потому были Берлинский кризис 1961 года, Карибский кризис 1962 года, когда шла вьетнамская война полным ходом, все это мы уже проходили и мы всегда договаривались. Потому что понимали, что это конец всего что есть. Сейчас также нельзя сказать, что идет «холодная война», так как сейчас идет противостояние на другом уровне. Поэтому те кто говоря о Третьей мировой войне, просто хочет привлечь на себя внимание.

Беседовал: Ниджат Гаджиев