Что ждет Кубу с окончанием эпохи Кастро

Мы в СМИ
Руководить теперь уже единственным социалистическим государством Латинской Америки начинает Мигель Диас-Канель. Первый зампредседателя Госсовета Кубы сменил на высшем государственном посту 86-летнего Рауля Кастро — руководителя Госсовета, младшего брата легендарного команданте и фактического президента островного государства, принявшего бразды правления задолго до смерти Фиделя в ноябре 2016-го. О перспективах отношений Гаваны с соседями по региону и шансах на неизменность кубинского пути при новом лидере — в материале портала iz.ru.

Выборы без выбора

Официально об избрании Диас-Канеля председателем Госсовета было объявлено 19 апреля — за него проголосовали 603 из 604 депутатов Национальной ассамблеи народной власти. Впрочем, другого решения однопалатного кубинского парламента никто и не ждал — Рауль Кастро, управлявший страной с 2008 года, сам выбрал себе преемника, так что сенсацией итоги заседания народных избранников не стали. При этом Рауль Кастро минимум до 2021 года остается руководителем Компартии Кубы, то есть человеком, располагающим огромными возможностями для оказания влияния на формирование внутри- и внешнеполитического курса республики.

Диас-Канеля с избранием поздравил президент Владимир Путин. Российский лидер выразил уверенность в том, что под руководством нового кубинского руководителя страна «продолжит уверенно двигаться к целям, провозглашенным кубинской революцией, выйдет на новые рубежи социально-экономического развития». Путин также отметил, что Москва ценит отношения с Гаваной, которые основаны «на прочных традициях дружбы и взаимного уважения», и заявил о готовности «к тесной совместной работе по дальнейшему укреплению стратегического партнерства» между двумя странами.

Конец эпохи? 

Именно при Кастро — причем не только при Фиделе, но и при Рауле — Куба обрела тот государственный уклад и облик в целом, который сохраняет и поныне. Список рубежных для страны событий неразрывно связан с именами команданте и его брата — свержение диктаторского режима Фульхенсио Батисты в 1959 году, организованное Соединенными Штатами вторжение на остров в 1961-м, ракетный кризис в 1962-м, еще один кризис — уже экономический, растянувшийся на десятилетия на фоне международного эмбарго.

Впрочем, если и говорить о конце эпохи Кастро, то лишь в символическом, номинальном плане. Диас-Канель, как говорится, крепкий партиец. Почти 10 лет — с 1994-го по 2003-й — он был руководителем «обкома» — первым секретарем Компартии в провинции Вилья-Клара. До того как занять должность заместителя Рауля Кастро, он был министром высшего образования, в ведении которого находились, в частности, вопросы поддержания должного уровня социалистической сознательности в студенческой среде.

Поэтому пока нет никаких оснований предполагать, что твердость идеологического курса Гаваны пошатнется. Это, собственно, подтвердил и сам Диас-Канель, выступая в парламенте: «Здесь нет места тем, кто стремится к капиталистической реставрации, — приводит его слова The Washington Post. — Мы по-прежнему будем защищать революцию и социалистический путь».

В неоплатном долгу

Если на идеологическом направлении от нового кубинского руководителя каких-то серьезных реформ не ждут, то в финансово-экономическом плане серьезные изменения Кубе необходимы. В финансовой сфере речь прежде всего идет об отказе от расчетов в двух валютах — национальном песо и конвертируемом, привязанном к доллару. Курс двух песо различается более чем в 20 раз. Кроме того, конвертируемая валюта, которая считается твердой, используется в основном в туристической сфере; кроме того, часть зарплаты в конвертируемых песо получают госслужащие.

Только унификация валюты, писало агентство Bloomberg, откроет Гаване дорогу «к наведению порядка в экономике, которая настолько изобилует перекосами, что квалифицированные сотрудники уходили с работы в госсекторе, поскольку могли зарабатывать больше, обслуживая туристов за рулем такси или сдавая свое жилье в аренду через Airbnb».

Острой остается и проблема государственного долга — даже несмотря на то что и Россия, и Парижский клуб кредиторов списали значительную его часть. Сейчас сумма задолженности (точную цифру из-за закрытости государственной статистики назвать крайне сложно) исчисляется миллиардами и даже десятками миллиардов долларов.

Подход Гаваны к выполнению внешних обязательств иногда выглядит не вполне стандартным. Так, в 2016 году Куба предложила выплатить накопившийся за время работы Совета экономической взаимопомощи долг Чехии в размере $276 млн... ромом. В Праге говорили, что часть долга всё же хотят получить наличными — но могут согласиться и на поставку кубинских лекарств, писал РБК. Впрочем, за годы правления Рауля Кастро Куба смогла заметно сократить сумму этих недоимок за счет выплат и реструктуризации долгов, и есть основания надеяться, что его преемник продолжит это начинание.

Крайне актуальна и тема диверсификации национальной экономики, в которой доходная часть бюджета больше чем наполовину зависит от поступлений от туризма. Привлечению денег извне призвана помочь особая экономическая зона Мариэль, предлагающая налоговые льготы и свободный перевод средств. «Это особая зона, которая привлекает специалистов из разных стран, — отмечает зампредседателя Делового совета Россия–Куба Татьяна Машкова, ее слова приводит портал vesti.ru. — Там уже обосновались бразильцы, Россия туда идет. Вот сейчас, например, обсуждается вопрос о создании совместного предприятия по производству композитных материалов».

Впрочем, и в экономическом плане от Диас-Канеля каких-то радикальных инициатив ждать не стоит, полагает Уильям Леогранд, профессор Американского университета в Вашингтоне и специалист по Кубе. «Партийная верхушка принимает все важные решения по экономическим, социальным и внешнеполитическим вопросам, которые президент обязан исполнять», — приводит его мнение «Русская служба Би-би-си». «Поэтому я не ожидаю каких-либо крутых перемен от Диас-Канеля, по крайней мере, не сразу», — добавляет Леогранд.

Америка-разлучница

Важными для дальнейшей судьбы Кубы, безусловно, будут и ее отношения с ближайшей в географическом плане мировой державой — Соединенными Штатами. История двух стран изобилует негативными моментами, и редким светлым пятном в ней стала политика президента Барака Обамы, который добился потепления в отношениях и разморозки дипломатических отношений Кубы и США. Последние были восстановлены в 2015 году, а в Гаване начало работу американское посольство.

Но — новая метла по-новому метет. Сменивший демократа Обаму в Белом доме республиканец Дональд Трамп принялся отменять многое из того, что было сделано его предшественником. Под горячую руку президента-миллиардера попали и отношения с Гаваной — Трамп объявил о частичной отмене подписанных при Обаме двусторонних соглашений и ограничил выездной туризм, хотя для американцев Куба могла бы стать неплохой альтернативой той же Доминикане.

Вскоре после этого Вашингтон отозвал и более половины своих дипломатов из Гаваны — этот шаг был сделан на фоне скандала с так называемыми акустическими атаками (в Госдепе говорили, что персонал, работающий на Кубе, почти мистическим образом теряет слух и вообще чувствует себя неважно). После таких решительных мер на скорую нормализацию отношений, а тем более на их потепление рассчитывать может лишь очень самонадеянный оптимист.

Русский с кубинцем  братья навек?

Во времена Советского Союза отношения Гаваны и Москвы были более чем дружескими — Фидель, несмотря на расстояния, неоднократно приезжал в СССР, масса кубинцев училась в советских вузах, страны активно «дружили против» империалистических Соединенных Штатов, торговали. Благодаря этому в стандартном и не всегда широком ассортименте советских магазинов появлялись знаменитые крепкие кубинские сигары и сигареты, а также ром. После распада Союза Москве какое-то время было не до братских отношений с далеким островом, которые к тому же часто требовали финансовых вливаний — в виде военной или иной помощи.

Впрочем, «даже в 1990-е годы, когда чувствовалась определенная прохлада со стороны Москвы, кубинцы никак не демонстрировали намерение изменить курс на российском направлении», отметил эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ), специалист по странам Латинской Америки Игорь Пшеничников. Сейчас же отношения между Россией и Кубой «находятся на очень высоком уровне», добавил он в беседе с «Интерфаксом».

Есть старая пословица «Не было счастья, да несчастье помогло». Возможно, эта народная мудрость окажется верной и для отношений Москвы и Гаваны. Помимо прочего, две страны сейчас объединяет если не враг, то уж точно и не партнер — Соединенные Штаты, которые под руководством Трампа умудрились чуть больше чем за год довести уровень напряженности в отношениях с Кремлем почти до уровня холодной войны. А друзья, как известно, познаются в беде.

Кирилл Сенин

США Латинская Америка выборы Куба