Международный бизнес оценивает возможные потери после выхода США из ядерной сделки с Ираном. По оценке аналитиков, решение Дональда Трампа может привести к миллиардным убыткам. Если США восстановят санкции в отношении Тегерана, под ударом окажутся компании топливно-энергетической и транспортной сфер, а также крупные инфраструктурные проекты. В их числе и российский бизнес. Как отразится решение Трампа на отечественных компаниях, работающих в Иране? Об этом — Сергей Соболев. 

Выход США из ядерной сделки может существенно осложнить планы российского бизнеса. Виной тому санкции, который Вашингтон пообещал ввести в течение трех-шести месяцев. В этом случае Тегерану будет трудно найти средства на реализацию инфраструктурных проектов, считает руководитель компании «INFOLine — Аналитика» Михаил Бурмистров: «Иран в этих условиях будет пересматривать инвестиционную программу и инвестиционные проекты с точки зрения бюджетных возможностей. Все эти проекты в значительной степени связаны, они задействованы в том числе в привлечении финансирования с российской стороны. Наибольший риск здесь может быть сопряжен с атомными проектами. В то же время, может быть, ситуация все-таки не будет развиваться по наиболее плохому сценарию и мы сохраним эти проекты. Вопрос будет только в сроках реализации — они могут быть несколько смещены во времени».

Прежде всего, Москва и Тегеран тесно сотрудничают в области топлива, энергетики и транспорта. Самый крупный российский проект в Иране — атомная электростанция в Бушере. Первый блок АЭС ввели в строй в 2011 году. Спустя три года «Росатом» подписал контракт на строительство второго и третьего энергоблоков.

Также совместно с Ираном и Азербайджаном Россия реализует проект транспортного коридора «Север — Юг». Железнодорожная ветка должна пройти по территории этих стран вдоль побережья Каспийского моря. Ориентировочная пропускная способность — до 15 млн тонн груза в год. Еще один крупный проект РЖД в Иране — проектирование и строительство железнодорожной ветки между центральной частью страны и районом на границе с Туркменией. Общая стоимость этих проектов оценивается в $5–6 млрд. Причем они финансируются Тегераном за счет российского кредита.

Также в регионе работает ряд российских газовых и нефтяных компаний — «Газпром», «Газпром нефть» и «Лукойл». Но эти проекты пока на стадии подписанных меморандумов о сотрудничестве.

Санкции США подразумевают запрет на покупку долларов правительством Ирана, на сделки с драгоценными металлами, алюминием, сталью и углем. Будет запрещено продавать Тегерану программное обеспечение для промышленных производств. Кроме того, восстановятся санкции в отношении иранских нефтяных компаний и нефтетрейдеров.

В Вашингтоне не исключают, что ограничения могут ввести и в отношении иностранных компаний, который взаимодействуют с исламской республикой или планируют это делать. В России это автопроизводители — АвтоВАЗ, КамАЗ, ГАЗ, «Соллерс», а также холдинг «Вертолеты России» и компания «Гражданские самолеты Сухого». Угроза попадания под санкции может отвернуть их от Ирана, считает профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Дружиловский: «У нас бизнес с очень большой опаской будет подходить ко всему, что касается экономических отношений с Ираном, если он подпадет под жестокие, сильные американские санкции, которые наверняка будут поддержаны и многими другими западными странами. Да, они недовольны, да, они тоже теряют на иранском рынке определенные свои миллиарды, но с Америкой они ругаться не будут».

Санкции в отношении Тегерана могут пошатнуть и политические позиции России в ближневосточном регионе. Традиционно Москва старалась соблюдать паритет в отношениях со всеми ключевыми игроками — Ираном, Израилем и Саудовской Аравией. Кроме того, Россия выступала посредником в решении острых вопросов. Теперь же решение Трампа может дестабилизировать ситуацию, что невыгодно Москве, пояснила советник директора Российского института стратегических исследований, специалист по Азии и Ближнему Востоку Елена Супонина: «Здесь скорее можно говорить не столько об экономических потерях, сколько о негативе в политической области. Решение Трампа усиливает нестабильность в зоне Ближнего и Среднего Востока, отсюда все сопутствующие факторы, связанные с ростом терроризма, потока беженцев. Скорее этого надо будет опасаться в ближайшее время, равно как и опасности прямого военного конфликта между ведущими региональными игроками».

По мнению экспертов, Россия оказывается заложником ситуации. С одной стороны, взаимодействие с Тегераном нужно для решения сирийской проблемы. С другой — ограничения могут нанести еще один ощутимый удар по российскому бизнесу. При этом аналитики не исключают, что Москва, и так обвешенная санкциями, может просто проигнорировать давление Вашингтона — и тем самым еще больше запутаться в ближневосточном клубке.

Пока ни одна из российских компаний, работающих в Иране, не прокомментировала восстановление санкций в отношении исламской республики. Агентство Reuters сообщило, что, по словам официального представителя администрации главы Соединенных Штатов Сары Сандерс, Вашингтон может одобрить ограничения против Ирана уже на следующей неделе.