“Примечательно, что соглашение подписано через несколько дней после выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД, сделка, которая ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену соответствующих санкций СБ ООН и односторонних ограничительных мер, введенных США и ЕС – прим. ТАСС), – заметил он. – В этой ситуации мгновенный ответ России и других стран – участниц ЕАЭС в отношении заключения соглашения о ЗСТ с Ираном означает политическую, моральную и экономическую поддержку Тегерана. Особенно важно, что мы действуем в унисон с Евросоюзом: на саммите ЕС – Западные Балканы в четверг в Софии все лидеры европейских стран высказались за сохранение СВПД, фактически пошли вразрез с политикой Вашингтона. Поэтому такой унисон, в котором действуют Россия, страны союза и ЕС, поможет Ирану выйти из нынешней сложной ситуации”.

Кроме того, убежден Холодков, договор “имеет политическую роль для российской стороны, поскольку страна также находится под американскими санкциями, которые ужесточаются по различным поводам”. “Соглашение ЕАЭС с Ираном опровергает миф в общественном сознании на Западе о том, что Россия находится в экономической изоляции”, – считает он.
ЕАЭС и Иран подписали в четверг временное соглашение о зоне свободной торговли, которое призвано увеличить торговый оборот между странами за счет облегчения таможенного режима. ЕАЭС – международное интеграционное экономическое объединение, участниками которого являются Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. Союз начал работу 1 января 2015 г.

Товарооборот между странами ЕАЭС

Касаясь экономической привлекательности соглашения ЕАЭС с Ираном, эксперт отметил, что оно “выгодно и для России, и для Ирана”. “Нынешний товарооборот между нашими странами составляет 1 млрд 700 тысяч долларов, из них 1 млрд 300 тысяч – российский экспорт. По данным Евразийской экономической комиссии, соглашение способно увеличить товарооборот в полтора раза с государствами – членами ЕАЭС в целом”, – полагает Холодков.

“Но самое главное заключается в том, что соглашение заключается на условиях, аналогичных Всемирной торговой организации, – сказал он. – Это означает, что соглашение продвигает Тегеран к вступлению в эту организацию”.
“Подписанное в Астане временное соглашение охватывает лишь половину номенклатуры товаров двустороннего оборота с ЕАЭС, еще 3 года дается на то, чтобы запустить уже полномасштабное соглашение, охватывающее 100% двусторонней торговли Ирана и союза”, – обратил внимание эксперт.

Как пояснил Холодков, иранские ввозные пошлины на товары из стран ЕАЭС снижаются на промышленную продукцию с 22% до 15%, а пошлины союза для иранских товаров – с 8% до 4,7%. “Это станет значительным стимулом в развитии двусторонней торговли”, – добавил он.

Курс на нацвалюты

По мнению Холодкова, в течение последующих трех лет одним из главных направлений договоренностей между странами ЕАЭС и Ираном “будет не только снижение таможенных пошлин, упрощение тарифно-таможенных процедур, но и вопрос о переходе на расчеты с доллара на другие валюты”. “Иран уже договорился с европейскими странами о переходе на расчеты за иранскую нефть в евро, – сказал эксперт. – В целом этот шаг обезопасит Иран от финансовых санкций со стороны США”.

Вместе с тем, считает эксперт, переход на расчеты в национальной валюте внутри ЕАЭС не будет простым. “Нам [России] проще перейти на расчет в национальных валютах с теми странами, у которых твердая валюта и она менее подвержена колебаниям, в частности китайский юань, – отметил он. – Полтора года назад юань был признан резервной валютой МВФ, его популярность в мире растет. В отношении рубля и иранского реала такого не происходит”.

“Поэтому важно решить технические вопросы, в том числе убедить наших партнеров перейти на расчеты в нацвалютах, – заметил эксперт. – Но этот процесс может занять много времени”.

Китайский вектор в ЕАЭС

Комментируя подписание в четверг на площадке Астанинского экономического форума соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем, эксперт отметил, что “это не преференциальное торговое соглашение”. “Речь не идет о снижении или обнулении ввозных пошлин, а лишь о выработке таможенных тарифных правил, которые облегчили бы взаимную торговлю”, – сказал Холодков.

“Что касается создания ЗСТ, то это вопрос будущего, – полагает он. – Однако этот шаг должен быть согласован между всеми странами ЕАЭС, поскольку некоторые из участников союза опасаются, что дешевый импорт из КНР может нанести ущерб отечественным производителям”.

Соглашение с Китаем направлено на создание условий для улучшения взаимной торговли между государствами – членами ЕАЭС и КНР, однако не предусматривает отмены пошлин или автоматического снижения нетарифных барьеров.