Президент Польши Анджей Дуда назвал этнической чисткой события Волынской резни на Украине в 1943 году. Об этом он заявил во время своего визита в страну 8 июля, когда открывал мемориал погибшим полякам в посёлке Олыка Волынской области Украины.

«Это печальная дата для польских семей. Это не была война — это была этническая чистка, чтобы убрать поляков с территорий, на которых они жили. 100 тыс. здесь замучены», — подчеркнул польский лидер.

Ранее «польско-украинской войной» называл события 1943—1947 годов на территории Западной Украины и Восточной Польши директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович.

«Необандеровская провокация»

Частный визит Анджея Дуды на Волынь был приурочен к 75-летию Волынской резни, пик которой пришёлся на лето 1943-го. 11 июля 1943 го года вошло в польскую историю как «Кровавое воскресенье». Тогда отряды Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА)* атаковали более 100 польских населённых пунктов на Волыни, зверски расправляясь с их жителями. За несколько дней в середине июля украинскими националистами было уничтожено до 10 тыс. человек.

Всего, по данным польского Института национальной памяти, от рук бандеровцев в годы Второй мировой погибли более 100 тыс. поляков, большинство из них — в ходе событий на Волыни 1943—1944 годов.

7 апреля 1943 года в Теребовлянском гетто на Западной Украине произошёл массовый расстрел евреев. Немецкие каратели и украинские…

Как отмечают эксперты, Дуда де-факто вступил в заочную полемику не только с Вятровичем, но и с президентом Украины Петром Порошенко, который в то же время посещал деревню Сагрынь по приглашению украинской общины Польши. 10 марта 1944 года здесь, по оценкам украинской стороны, поляками (националистической Армией Крайовой и Крестьянскими батальонами) были убиты до 1300 украинцев.

Варшава настаивает на цифре в 200 человек, отмечая, что населённый пункт был местом дислокации отрядов ОУН-УПА, украинских полицаев и отделения дивизии СС «Галичина».

Тем не менее 8 июля в Сагрыни Порошенко заявил, что чтит память украинцев, ставших «жертвами украино-польского конфликта мая 1944 года», и «память поляков, которые стали жертвами трагических событий на Украине».

«Призываю украинцев и поляков к взаимному прощению», — подчеркнул Порошенко в своём Twitter.

«Киев пытается снять с ОУН-УПА обвинения в проведении геноцида польского населения на Волыни, утверждая, что это были жертвы военных действий, — прокомментировал в интервью RT позицию украинского лидера ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Олег Неменский.— Но в Польше принята совсем иная трактовка, и у поляков нет политических причин для поиска компромисса».«Необандеровская провокация очевидна, — отметил в беседе с RT польский политолог Конрад Рекаш, вице-президент Европейского центра геополитического анализа. — Это попытка поставить знак равенства между геноцидом, совершённым украинскими шовинистами на Волыни, и защитой от того, чтобы это не повторилось. Отсюда эвфемизмы о трагических событиях и повторяющиеся фразы о том, что насилие было взаимным».

Застарелый конфликт

«Формулировка Порошенко оскорбительна для поляков, так как, даже если учесть все жертвы, в том числе и недоказанные, с украинской стороны, — это несопоставимые потери. Отрицание Волынской резни, чем успешно занимается Порошенко, неприемлемо для Варшавы», — отметил в интервью RT политолог Александр Асафов.

Не стал подчёркивать пропорциональность преступлений, совершённых поляками и украинцами, и Анджей Дуда. Более того, польский президент на Волыни отметил огромную разницу в числе жертв — 100 тыс. поляков против 5 тыс. украинцев — и то, что антиукраинские акции поляков были ответом на террор бандеровцев.

Ранее украинская сторона приглашала польского лидера вместе с Порошенко посетить и Сагрынь, и бывшие польские сёла Волыни. Однако Варшава Киеву отказала. В свою очередь, когда Пётр Порошенко 8 июля приехал из Польши на Волынь, то он посетил не места, связанные с уничтожением поляков, а село Гончий Брод, где, по оценке украинских историков, бойцы Армии Крайовой убили до ста украинцев.

«Произошедшее реально отражает расклад сил. Украинская сторона хотела навязать Польше вариант, который не предполагает обвинения в геноциде, но этого не удалось сделать, — считает Неменский. — Киев сейчас находится в слабом положении, и Польша считает, что есть возможность надавить на Украину, чтобы она приняла польскую точку зрения».

В области исторической политики Порошенко проявил себя как деятель, выдвигающий неприемлемые для поляков утверждения об общей трагедии, считает Неменский, и Польша открыто демонстрирует, что не принимает этого.

В свою очередь, по словам эксперта, после отказа польского лидера Пётр Порошенко должен был показать украинским националистам, что он не принял точку зрения поляков. Поэтому он и посетил памятные места и в Польше, и на Украине, где жертвами были украинцы.

«Порошенко не может пойти на уступки, учитывая уже начавшуюся предвыборную кампанию на Украине», — подчеркнул Неменский.

22 июля 2016 года польский сейм признал события Волынской резни геноцидом против поляков. За год до этого киевская Верховная рада объявила деятельность ОУН-УПА борьбой за независимость Украины. С января 2018 года «пропаганда бандеровской идеологии» в Польше является уголовным преступлением, равно как и отрицание геноцида поляков украинскими националистами.

Принятый тогда сеймом закон об Институте национальной памяти позже был исправлен по требованию США и Израиля, так как в нём содержался пункт об уголовной ответственности за обвинение поляков в пособничестве Холокосту. Однако антибандеровские положения остались без изменений.

Выступая в Сагрыни, Пётр Порошенко призвал исправить польский закон об Институте национальной памяти так, чтобы он удовлетворял требованиям и украинской стороны.

Однако, по мнению экспертов, это требование невыполнимо.

«Украина не  сможет добиться никаких уступок, поскольку она не является самостоятельным субъектом международных отношений», — отметил Асафов.

Антироссийская риторика

Находясь на Волыни, Анджей Дуда подчеркнул, что, несмотря ни на что, Варшава остаётся другом Киева и отношения двух стран должны строиться на фундаменте исторической правды.

«Мы хотим, чтобы Украина была безопасным государством, которое смотрит на Запад, на Европу, а не на Восток, откуда на Украину десятилетиями, а то и веками приходит опасность», — подчеркнул польский лидер.

Украинский президент также говорил об угрозе с Востока.

«От спора польского и украинского народов выиграет лишь третий — тот, кто сейчас осуществляет агрессию с Востока, враг, пришелец, оккупант, и мы не дадим ему шансов нас расколоть», — подчеркнул Порошенко, прибыв на Волынь.

С точки зрения Неменского, несмотря на общую антироссийскую риторику, слова о российской угрозе не заставят Варшаву пойти на компромисс с Киевом в области исторической памяти.

«Украина с 2014 года лишила себя возможности какого-либо геополитического манёвра, поэтому Польше как-то завлекать её нет необходимости. Украина и так безвыходно антироссийская. Это не та область, в которой поляки считают нужным договариваться», — подчеркнул эксперт.

По мнению Конрада Рекаша, польские власти занимают слишком примиренческую позицию по отношению к официальному Киеву.

«Политика Киева и атмосфера соглашательства, которая до сих пор преобладает в Варшаве, усиливают опасность того, что бандеровские преступления могут повториться снова. События мая 2014 года в Одессе и война на Донбассе подтверждают это. Нужно помнить урок Сагрыни — если хочешь выжить, нужно быть готовым ударить первым», — считает польский политолог.

«Польское общество в целом не настроено антироссийски, — считает Александр Асафов. — Это, скорее, политическая позиция правящей партии «Право и справедливость», а вот в отношениях с украинцами существует напряжённость. Это связано как с историей — Волынской резнёй и участием украинцев в подавлении Варшавского восстания, так и с социальными проблемами — захватом украинскими мигрантами рынка труда и постоянными стычками на этой почве».

По мнению эксперта, единственная точка соприкосновения между Польшей и Украиной сейчас — это «общий вектор лояльности США».

«Зато есть множество проблем, и они будут решаться снизу, если партия власти не станет решать их сверху», — подчёркнул политолог.

* Организация украинских националистов — «Украинская повстанческая армия» (ОУН-УПА) — украинская организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Александр Бовдунов