Решения политиков обусловлены несогласием с избранной премьер-министром Терезой Мэй стратегией «мягкого Brexit». Данный план предполагает, что правила Великобритании в сфере торговли будут в целом соответствовать нормам Евросоюза с целью обеспечения между сторонами беспрепятственных торговых сделок. При этом англичане хотели бы проводить независимую торговую политику и устанавливать собственные тарифы, что соответствует их линии на восстановление былой геополитической мощи (так называемой идеи Глобальной Британии). Со временем будет разработано и новое соглашение с целью создания «совместной таможенной территории». Кроме того, Лондон планирует выйти из юрисдикции Европейского суда, хотя намерен учитывать его решения в некоторых областях.

Как отмечали на днях в офисе главы правительства, описанный выше план был «консолидировано согласован 6 июля на 12-часовом заседании кабинета министров». Но увольнения Дэвиса и Джонсона продемонстрировали, что принят он был далеко не консенсусом. Кроме того, по информации национального издания The Guardian, более 100 владельцев британских предприятий уже отвергли изложенные в стратегии Мэй условия как невыполнимые. В результате кабинет министров оказался на грани распада.

Следует отметить, что к бушующим сегодня в Великобритании внутриполитическим баталиям страну привела именно неспособность премьер-министра найти компромисс с соратниками относительно ключевых аспектов выхода государства из ЕС. Так, еще осенью 2017 года правительство покинули глава военного ведомства Майкл Фэллон и министр по вопросам международного развития Прити Пател. Далее последовало вынужденное увольнение Дэмиана Грина – первого министра в ранге заместителя премьера и товарища Мэй с университетских времен. В январе 2018 года глава правительства сменила всех без исключения высших должностных лиц своей канцелярии.

Несмотря на перманентные кадровые перестановки, осуществленные лидером Консервативной партии, заметных результатов дискуссии о выходе Британии из ЕС так и не принесли. Переговоры продолжаются с лета 2017 года, но формат будущих взаимоотношений между сторонами не выработан. На последнем саммите Евросоюза, состоявшемся 28-29 июня, было подписано заявление по Brexit, в котором содержится призыв к Соединенному Королевству ускорить выдвижение предложений по решению остающихся между Лондоном и Брюсселем проблем – при том, что к октябрю это соглашение уже должно быть подготовлено.

В складывающихся условиях отставка таких политических фигур, как Борис Джонсон и Дэвид Дэвис, может привести к полномасштабному внутриполитическому кризису, поскольку именно эти деятели выступали на передовой кампании по выходу страны из Евросоюза. Новым министром иностранных дел Великобритании назначен Джереми Хант – министр здравоохранения в правительствах Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй, до этого не занимавший руководящих постов в дипломатических службах. Обязанности Дэвида Дэвиса будет исполнять Доминик Рааб, ранее работавший на должности заместителя министра по делам регионов и местного самоуправления. По мнению авторитетного британского политика Малькольма Рифкинда, экс-министра иностранных дел страны в кабинете Джона Мейджора, в перспективе Рааб имеет неплохие шансы успешно завершить переговоры с брюссельскими чиновниками и даже стать наследником Терезы Мэй в кресле премьера.

Пока же абсолютного большинства в палате общин у консерваторов нет (их поддерживают североирландские юнионисты), а в перспективе неустойчивое положение премьер-министра может еще более осложниться. В данной ситуации нельзя исключать и вотума недоверия премьеру Мэй, для выдвижения которого необходимы голоса 48 членов ее партии. По информации британских экспертов, соответствующие заявления уже поступают в руководящий комитет Консервативной партии.

Вместе с тем в случае отставки премьера для организации выборов нового лидера консерваторов потребуется около трех месяцев. Они могут быть организованы осенью – как раз в тот период, когда правительство должно выйти на финишную прямую переговоров по выходу Великобритании из ЕС. Поэтому руководящий комитет партии вряд ли пойдет сейчас на риск, связанный со сменой лидера. Если только все случившиеся отставки не были классическим сговором.

Анна Виловатых — старший научный сотрудник РИСИ, кандидат политических наук