Шуфрич ничего нового не сказал, об этом уже несколько лет говорят, потому что после Евромайдана Украина оказалась провальным проектом для Европы, и она от нее уже устала. Ничего кроме провоцирования конфликта между Россией и Украиной Европе там добиться не удалось.

Да, удаление Украины от России — самоценное и важное геополитическое достижение для ЕС. При этом в 2013-2014 годах в Европе рассчитывали на то, что благодаря договору об ассоциации и интеграционным процессам в экономической и политической областях они в лице Украины получат новый большой развивающийся рынок, который укрепит европейскую экономику. В Европе рассчитывали на серьезное усиление своего влияния благодаря Украине, а вместо этого они получили страну, экономика которой уже не представляет интереса для инвесторов, и слабый рынок.

Они получили неуправляемую страну, в которой постепенно деградируют институты власти и управления. Установить полное внешнее управление на Украине по большому счету тоже не удается, потому что там утвердился олигархический режим, а любой олигарх является ограничителем внешнего влияния, так как его влияние основано на его же ресурсах. В результате Украина, вместо того чтобы быть фактором усиления ЕС, в том числе в отношениях с Россией, стала фактором ослабления и источником угроз, как для Европы, так и для всего мира, потому что международная обстановка во многом неспокойна из-за Украины.

Сегодня можно сказать, что весь проект европейской Украины, на который особенно рассчитывали в Германии, провалился. С Украиной не получилось сделать ничего из того, на что в Европе надеялись. В Европе полагают, что основная вина в этом лежит на украинской власти и политической элите, потому что она не справилась с задачами, которые перед ней стояли.

В Европе устали от того, что украинские политики постоянно обманывают своих западных покровителей. Киев не выполняет практически никакие требования, которые ему предъявляют, как на политическом, так и на экономическом уровне. У Европы был и остается конкретный интерес в формировании украинского рынка земли, участие в украинской приватизации в этой области, но Украина не смогла продвинуться и обеспечить удовлетворение европейских интересов.

Украина сейчас — очень дорогой нахлебник западных стран, она действительно очень дорого обходится, и никаких позитивных последствий, и даже надежды на то, что все как-то удастся повернуть в позитивное русло, у европейских политиков уже не остается.

К сожалению, Европа сейчас находится в растерянности по поводу того, что делать с Украиной, поскольку никакой новой концепции отношений с ней у нее нет. Новой идеологи украинской политики ЕС не существует, возможно, ее вообще и быть не может. Остается только продолжать давить на украинское руководство с тем, чтобы оно все же хоть как-то продвигалось в тех заданиях, которые ему дают на Западе.

Есть надежда, что президентские выборы в 2019 году на Украине могут привести к власти более конструктивно настроенных людей. Но, честно говоря, эти надежды мало обоснованы, потому что проблема во всей системе, а не в конкретных людях, сама система неработоспособна. Но у Европы и других предложений нет, остается только пытаться и дальше давить на Киев, предлагая очередные необходимые украинской экономике кредиты под новые и более жесткие условия.