Текст проекта новой конституции, как сообщается, будет вынесен на общенародное обсуждение с 13 августа по 15 ноября. Он состоит из преамбулы, 224 статей (на 87 больше, чем в нынешней конституции). Из действующей конституции республики сохранены 11 статей, изменены 113 и удалены 13. Первое из того, что сразу бросается в глаза в этом документе, это признание роли рынка и частной собственности, а также введение поста президента республики. Что это? Куба дала «задний ход» и меняет социалистический характер государства? Или это встраивание в новую международную реальность с косметическим обновлением фасада?

В комментарии газеты Granma сразу же расставляются все точки над «i». Подчеркивается, что проект конституции содержит определение Кубы «как правового социалистического государства». При этом «Коммунистическая партия Кубы сохраняет свою роль высшей руководящей силы общества и государства, подчеркивая свой демократический и постоянный характер отношений с народом». Проще говоря, политическая доктрина Кубы не меняется, она по-прежнему объявляется социалистическим государством при руководящей роли Компартии.

При этом в комментарии Granma содержится весьма любопытная фраза.

Она указывает на «различия между политическими основами и экономическими вопросами». Так, проект конституции «устанавливает в качестве основных принципов экономической модели социалистическую собственность всего народа на основные средства производства и плановое управление экономикой, что и ранее содержалось в конституции, и добавляет к этому признание различных форм собственности», которые могут быть: «социалистической собственностью всего народа, кооперативной, смешанной, собственностью политических организаций, частной и личной».

Впервые за все годы после Кубинской революции 1959 года в основном законе страны будет признаваться право частной собственности и будут узаконены рыночные отношения. Вместе с тем, проект новой конституции предусматривает регулирование рынка «в рамках экономического планирования в зависимости от интересов общества при осуществлении принципа предотвращения неравенства, которое этот рынок порождает». Подчеркивается, что с признанием права частной собственности будет введена конституционная норма, по которой будет невозможна «концентрация собственности в одних руках в том, что касается негосударственных объектов».

Что вызвало необходимость изменения конституции? Комментарий в Granma недвусмысленно отвечает: язык проекта конституции «соответствует терминологии, которая должна характеризовать… нашу экономическую, политическую и социальную реальность». И дальше: «В целом формулировки проекта конституции дают больше гибкости, долговечности, безопасности и применимости конституции». То есть, нынешняя конституция Кубы, по мнению руководства страны, попросту устарела в контексте современного мира.

С одной стороны – приверженность доктрине марксизма-ленинизма. С другой – необходимость соответствовать новой реальности. Посмотрим, как это будет совмещено. Впрочем, Куба не первая на этом пути.

Все вышеперечисленное может быть только началом. Кубинское руководство на первых порах будет пробовать, осторожно искать новые способы развития экономики. Осторожно – чтобы не допустить перекосов и резкого расслоения общества, что вошло бы в противоречие с укрепившимся на Кубе социалистическим принципом равенства граждан и равной доступности материальных благ и социального обеспечения. Нельзя исключать, что Гавана внимательно изучает успешный опыт Китая. Поднебесная, не отказываясь от социалистического характера своей политической системы, в течение последних 20 лет провела широкомасштабные экономические реформы, которые вывели китайскую экономику в ряд первых экономик мира. Китай успешно совместил марксизм-ленинизм – в идеологии, с реальным капитализмом – на производстве.

Конечно, кубинцы не стремятся в мировые экономические лидеры. Однако им ничего не мешает применить у себя китайскую модель и, как минимум, вывести экономику страны из затяжного кризиса и решить проблему дефицита. А, как максимум, – повторить рывок Сингапура, который с 50-х по 90-е годы из отсталой страны «третьего мира» превратился в высокоразвитое государство с высоким жизненным уровнем.

Новая конституция вводит пост президента республики как главы государства, а также пост премьер-министра, который будет возглавлять правительство страны. Оба они обязаны быть депутатами Национальной ассамблеи народной власти.

Создается впечатление, что кубинское руководство намерено «подогнать» структуру власти Кубы к вертикальной структуре власти других латиноамериканских стран, которые в большинстве своем являются президентскими республиками. Что касается местных органов власти, то провинциальные Ассамблеи народной власти будут упразднены, и взамен будут созданы провинциальные правительства во главе с губернаторами.

Обращает на себя внимание, что наряду с темой реформы системы управления в комментарии красной нитью проходит мысль об усилении роли населения в управлении государством и укреплении того, что собирательно называется правами человека, причем в контексте отношений «государство-человек».

Думается, это сделано в ответ на критику со стороны коллективного Запада относительно «нарушений прав человека» на Кубе.

Например, говорится о том, что каждый кубинец будет иметь право на судебную защиту и надлежащий судебный процесс. Особо отмечается, что принцип равенства приобретает дальнейшее развитие, с целью исключить дискриминацию по признаку пола и этнического происхождения. В основном законе будет закреплено право граждан обращаться в суд с ходатайством о возмещении ущерба, причиненного в результате действий или бездействия органов, руководителей, должностных лиц или госслужащих.

В проекте кубинской конституции есть еще один реверанс в сторону коллективного Запада. Изменяется нынешняя концепция, согласно которой брак возможен только «между мужчиной и женщиной», и определяется, что брак – это «союз между двумя людьми». Проще говоря, кубинцы узаконивают однополые браки. Как это будет в реальности, сказать трудно, учитывая то, что традиционное мышление кубинцев резко отрицает однополое сожительство. Свидетельством чему служит и тот факт, что самым страшным, смертельным оскорблением на Кубе служит слово «maricon», что соответствует литературному «гомосексуалист».

Итак, будет реформа конституции лишь легким бризом или это прелюдия к сильному ветру – покажет время. Однако, думается, ради косметических поправок конституцию практически полностью не перекраивают. А кубинцы, пусть и с оговорками, поменяли многое.