Представитель командования группировки войск российских ВС в Сирии Олег Макаревич сообщил об уничтожении сирийскими подразделениями свыше 270 террористов «Исламского государства». Наступательная операция правительственных сил проходила в провинции Эс-Сувейда на местности, изрезанной глубокими каньонами и широкими пещерами.

«На этом участке противник создал глубоко эшелонированную подготовленную оборону, которая была насыщена противотанковыми и снайперскими засадами, минными полями и путями манёвра. На всех рубежах обороны у противника были склады боеприпасов и продовольствия», — рассказал Макаревич.

Продвижение сирийской армии осложнялось рельефом, что ограничивало применение тяжёлых вооружений. При этом боевики активно оборонялись, используя гранатомёты, противотанковые комплексы и миномёты 82-мм. В частности, после разгрома бандформирования ИГ солдаты ВС САР обнаружили 12 американских противотанковых управляемых ракет TOW.

Как заявил Макаревич, боевики прибыли в Эс-Сувейду из Ярмука, Дамаска и Эт-Танфа, расположенного на границе Сирии с Ираком и Иорданией. Ранее сирийские ВС освободили от исламистов плато Телль-эс-Сафа. Сейчас правительственные войска ведут бои с террористами в пустыне к востоку от Пальмиры. В этом районе сосредоточено около тысячи боевиков.

Очаги напряжённости

К концу 2018 года сирийская армия при поддержке иранского ополчения и российских ВКС освободила большую часть территории страны. На текущий момент правительственные войска контролируют примерно 70% территории, около 20% удерживают курдские формирования (Сирийские демократические силы), 5% — турецкая армия.

В неподконтрольной правительству провинции Идлиб, чья площадь составляет менее 5% территории САР, действует зона эскалации. Россия и Турция совместными усилиями пытаются примирить незаконные вооружённые формирования (НВФ), которые враждуют друг с другом и с официальным Дамаском одновременно. Общая численность боевиков в Идлибе, по данным МИД РФ, составляет 50 тыс. человек.

Важнейшим пунктом российско-турецких договорённостей является создание 20-километровой демилитаризованной полосы. Исламистские группировки должны вывести из этой буферной зоны танки, артиллерийские орудия, реактивные системы залпового огня (РСЗО) и миномёты. Однако соглашение выполняется не полностью.

Ситуация в Идлибе находилась в центре переговоров президентов РФ и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана на полях саммита G20 в Аргентине. Лидеры согласовали шаги по пресечению саботажа со стороны НВФ.

Как неоднократно подчёркивал глава МИД РФ Сергей Лавров, Москва обеспокоена тем, что Идлиб остаётся источником военных угроз. Из зоны деэскалации осуществляются химические атаки и запуски ударных беспилотников в направлении российской авиабазы Хмеймим.

«В Сирии по-прежнему продолжается гражданская война, существует немало очагов напряжённости. Ситуация осложняется сохраняющимися противоречиями между великими державами. Если Турция и Россия смогли найти общий язык, то политика западных стран явно противоречит процессу мирного урегулирования конфликта», — заявил в беседе с RT главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.

Двойные стандарты

По информации Минобороны РФ, основным источником нестабильности в Сирии является военная деятельность США. Вашингтон поддерживает курдские формирования, контролирующие северо-восток Сирийской Арабской Республики. Также с апреля 2017 года американские войска незаконно удерживают пункт пропуска Эт-Танф и 55-километровую зону вокруг него.

США развернули в этом регионе военную базу, на которой, по данным российских властей, ведётся подготовка группировок «умеренной оппозиции». Боевики проходят обучение и получают необходимое снаряжение для ведения боевых действий против правительственных сил.

Рядом с военной базой США расположен крупный лагерь беженцев «Эр-Рукбан», где проживают около 50 тыс. человек и куда не допускаются ни представители сирийских властей, ни сотрудники международных организаций.

16 ноября начальник Национального центра управления обороной РФ (НЦУО) генерал-полковник Михаил Мизинцев заявил, что люди в «Рукбане» фактически находятся в положении узников «концентрационных лагерей времён Второй мировой войны».

По словам Мизинцева, несмотря на бедственное положение потерявших кров людей, США и ООН не оказывают беженцам необходимой гуманитарной помощи. Как рассказал ранее официальный представитель Минобороны России в целевых группах по прекращению огня и гуманитарной помощи в Женеве Юрий Тарасов, беженцы в «Рукбане» лишены возможности получать необходимое количество воды, продовольствия и медикаментов.

«Люди ютятся в лачугах без воды и электричества, с выгребными ямами в жилищах, уборка и вывоз мусора не осуществляется. Остро стоит проблема обеспечения населения лагеря питьевой водой. Пунктов выдачи воды, поступающей с территории Иордании, всего два. В качестве питьевой её можно употреблять только после дополнительной очистки и кипячения», — сообщил Тарасов.

Как полагают в Минобороны РФ, критическая ситуация с обеспечением водой и продовольствием толкает беженцев на вступление в ряды НВФ. Рекруты из Эт-Танфа оказываются в рядах «Исламского государства», остатки которого продолжают воевать на востоке и юге страны, а также других террористических формирований. Более того, американские военнослужащие привлекают к охране своих конвоев боевиков радикальной организации «Магавир ас-Саура».

Дамаск неоднократно требовал от Пентагона освободить территорию вокруг Эт-Танфа. Американская сторона игнорирует обращения официальных властей САР и отрицает обвинения в организации гуманитарной катастрофы в «Рукбане». Как считают в Вашингтоне, бедственное положение в лагере вызвано тем, что Россия якобы препятствует пропуску гуманитарных грузов.

Соединённые Штаты утверждают, что военная база в районе Эт-Танфа нужна для продолжения борьбы с «Исламским государством». 3 декабря телеканал Fox News сообщил, что возглавляемая Вашингтоном международная коалиция ударом беспилотника уничтожила одного из главарей ИГ, который причастен к казни гражданина США Питера Кэссига.

Как полагает Аждар Куртов, действия Вашингтона в отношении «Исламского государства» — классический пример политики двойных стандартов. Соединённые Штаты уничтожают террористов, если они представляют опасность для них, и в то же время покровительствуют исламистам, чтобы использовать их для борьбы с противниками.

«США выгодно поддерживать в Сирии так называемый управляемый хаос. Они бомбят боевиков в тех случаях, когда те им угрожают, и пестуют их, если они готовы воевать с недругами, то есть с войсками Асада и Россией. Подбрасывание дров в пламя сирийского конфликта приносит США ощутимую выгоду, и американцы, на мой взгляд, не откажутся от своей двойственной политики по отношению к ИГ ещё очень долгое время», — резюмировал Куртов.

В беседе с RT эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов заявил, что США не смогут создать в оккупированном Эт-Танфе «серьёзную военную силу», которая могла бы развернуть масштабное наступление на правительственные войска. В то же время, по мнению востоковеда, террористическая угроза, исходящая из зоны пребывания американских войск, непременно возрастёт, если Россия и Иран сократят военное присутствие в Сирии.

«Конечно, США не в состоянии сформировать группировку, которая изменит баланс сил на юге Сирии. Но не думаю, что в этом цель американцев. Им важно сохранить военное присутствие, чтобы наносить болезненные уколы своим геополитическим противникам. Боевики для США — это всё равно расходный материал. И у американцев достаточно ресурсов, чтобы продолжать закупать оружие для «умеренных» группировок, которое потом оказывается в руках ИГ», — подчеркнул Балмасов.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Алексей Заквасин