«Спецпредставитель генерального секретаря ООН Гейр Педерсен уже побывал в Дамаске, и теперь со свежими впечатлениями едет в Москву. Не случайно. Ведь Россия сейчас играет важнейшую роль в сирийском урегулировании. Это единственная страна, которая поддерживает ровные, хорошие отношения со всеми влиятельными «игроками» на Ближнем Востоке. И Россия, как никто другой, заинтересована в мирном разрешении сирийского конфликта. России не нужна война. Сирия, российское общественное мнение хочет тоже, чтобы эта война закончилась.

И в отличие от США, которые продолжают «ловить рыбку в мутной воде» Ближнего Востока, Москва настроена очень ясно, четко, принципиально в отношении региона в целом и Сирии в частности. Педерсен это понимает, и он обладает огромным опытом урегулирования острых ситуаций. Он участвовал, еще будучи норвежским дипломатом и потом высокопоставленным сотрудником ООН, в сложнейших секретных переговорах между израильтянами и палестинцами. Ему знаком регион. И в отличие от предыдущего спецпредставителя генсека ООН Стефана де Мистуры, он настроен более сдержанно и ровно в отношении к тем, кто участвует в сирийском конфликте.

Стефан де Мистура может в силу своего итальянского темперамента, может быть в силу каких-то своих идей, бывало тяготел к настроениям в сирийской оппозиции. Гейр Педерсен со свойственной ему скандинавской сдержанностью наверняка будет более ровно, выдержанно относиться ко всем, кто готов сесть за стол переговоров. Вот в этом то и состоит сейчас его задача: усадить стороны за дальнейшее продолжение переговоров, за этот стол. Они уже за этим столом оказывались. И здесь очень большая роль принадлежала России. Но надо продолжать дальше, потому что есть множество нерешенных вопросов помимо военно-технических – это и политические вопросы. Например, остается еще не до конца сформированным комитет по проведению конституционных преобразований в Сирии.

Этот комитет почти был сформирован, как обещала Москва, как посредник в конце минувшего года. Однако по некоторым фигурам в составе этого комитета продолжаются споры и высокопоставленный ооновский чиновник сейчас должен совершать такие челночные и поездки, и контакты со всеми сторонами, чтобы найти либо другие какие-то фигуры, либо согласовать те кандидатуры, которые уже имеются. Сирия нуждается в продолжении политических реформ. В Москве это понимают, ООН эту идею также поддерживает. И комитет по изучению нынешней действующей конституции и по введению в нее поправок, а может быть даже по подготовке нового проекта в конституцию, он должен активно заработать уже в первые месяцы этого наступившего года.

Примечательно, что представитель генсека ООН приезжает за несколько дней до важнейшего визита в Москву турецкого лидера Эрдогана, с которым президент Путин будет также обсуждать в первую очередь проблему в Сирии. И все это показывает, что те форматы, которые смогла Россия ввести в действия еще в минувшем году, они продолжают действовать. Это и процесс переговоров в Астане, но в ( ??) согласовании с руководством ООН, с представителями ООН и с теми, кто время от времени собирается в Женеве. Хотя надо признать то, что делает Россия в Астане – это пока гораздо успешнее и гораздо практичнее. В ООН это прекрасно понимают и готовы поддерживать эти усилия Москвы в отношении Сирии.