Массовая национализация предприятий, контроль за ценами на нефтепродукты и курсом валюты, огромные социальные программы помогли борьбе с бедностью, ликвидации неграмотности. И в целом значительно улучшили благосостояние наиболее обездоленных слоев населения. Однако такая политика таила в себе и значительные риски, особенно для такой страны, как Венесуэла, экономика которой на 95% зависит от мировых цен на нефть. И Чавес, а за ним и Мадуро, увлекаясь распределительной политикой, мало внимания уделяли инновационному развитию страны, по сути, не вкладывая нефтедоллары в прогрессивные виды экономики и промышленности. Когда цены на нефть упали, весь эффект «боливарийского социализма» исчез, стала таять и электоральная поддержка власти со стороны населения.

В 2015 году силы оппозиции впервые за долгое время выиграли парламентские выборы и получили конституционное большинство в национальной ассамблее. Однако верховный суд, который подчиняется Мадуро, блокировал все попытки сменить правительство в стране. Для еще большей консолидации власти была созвана конституционная ассамблея – орган, который подменил собой оппозиционный парламент и при этом был полностью подчинен чавистам. Эти шаги можно было понять, исходя из принципа политической целесообразности, но они не были кристально чисты с точки зрения действующей конституции. Впрочем, как показали президентские выборы, которые состоялись в мае прошлого года, большинство населения, несмотря на все политические и экономические издержки, продолжало поддерживать Мадуро. На выборах действующий глава государства набрал почти 6,2 миллиона голосов избирателей, а представитель оппозиции только 1,9 миллиона. Итоги выборов не признали на Западе и в ряде латиноамериканских стран, но внутри страны массовых волнений после объявления результатов выборов не было.

Но они, как по взмаху некой волшебной палочки, начались сразу после 10 января, когда Мадуро официально заступил на свой второй президентский срок. Спустя почти две недели новый глава национальной ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуайдо (кстати, возглавивший опальный парламент 5 января не в результате выборов, а после предусмотренной ротации спикеров нацассамблеи) на собранном в центре Каракаса многотысячном митинге оппозиции назвал Мадуро узурпатором и объявил себя исполняющим обязанности президента. Тут же, принеся перед собравшимися присягу, Гуайдо сообщил о ближайших планах: сформировать переходное правительство и провести в течение месяца честные выборы.

Толпа еще не успела отреагировать, как стало известно о поддержке самопровозглашенного лидера Дональдом Трампом. Более того, Белый дом пригрозил применить силу против Мадуро, если тот отдаст приказ разогнать демонстрантов. Вскоре о признании Гуайдо президентом Венесуэлы заявили Канада и ряд латиноамериканских стран. Евросоюз устами главы европейской демократии Федерики Могерини призвал стороны к сдерживанию и восстановлению демократии, оговорившись, что ЕС поддерживает национальную ассамблею Венесуэлы как «демократически избранный институт». Не поддержали переворот Россия, Китай, Турция, Мексика и ряд латиноамериканских стран. Глава российского МИД Сергей Лавров без обиняков заявил: «То, что США и ряд других стран признали самопровозглашенного президента, говорит о том, что они напрямую приложили руку к кризису в Венесуэле».

Эту точку зрения подтвердила и влиятельная американская газета The Wall Street Journal. Она обнародовала сведения, что ночью, перед тем как лидер оппозиции Хуан Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента, ему позвонил вице-президент США Майкл Пенс, который пообещал оппозиционеру всяческую поддержку со стороны Вашингтона, если он «перехватит бразды правления государством у Николаса Мадуро». Чуть позже Associated Press узнало о тайном визите Гуайдо в США, Колумбию и Бразилию. Поездки он совершил в декабре минувшего года, за несколько недель до того, как объявил себя исполняющим обязанности президента.

Экспертное сообщество, в целом соглашаясь, что из нынешнего конфликта в Венесуэле торчат «уши Вашингтона», расходится во мнениях, как будет развиваться ситуация в стране в дальнейшем. Так, заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк отмечает: «США сейчас пытаются использовать против Венесуэлы технологии цветных революций. Провозглашение президентом Венесуэлы представителя оппозиции, попытка раскачать ситуацию, заявления Трампа и Помпео говорят о том, что Вашингтон заинтересован в дальнейшем нагнетании ситуации. Однако у самопровозглашенного президента Венесуэлы пока нет реальных рычагов власти. Армия и представители других силовых структур, несмотря на то что Гуайдо пообещал им в отличие от остальных чиновников амнистию, его не поддержали. Большинству граждан страны этот человек неизвестен, да и ранее отсутствие лидера с поддержкой более 25% было проблемой для венесуэльской оппозиции, несмотря на то что значительная часть населения страны действительно ожидает перемен», – полагает эксперт.

В целом согласен с такой точкой зрения декан факультета экономических и социальных наук РАНХиГС специалист по Латинской Америке Александр Чичин. «Сейчас многое зависит от действий Вашингтона. Протесты в Венесуэле не настолько массовые, как их представляют в СМИ, – примерно столько же людей поддерживают Мадуро. Поэтому сейчас крайне важно то, какие действия предпримут силы, стоящие за Хуаном Гуайдо», – подчеркивает Чичин.

А вот эксперт Российского института стратегических исследований Игорь Пшеничников считает, что развитие событий может пойти по самому неблагоприятному пути. «Понятно, что американцы сейчас реализуют свой план на том этапе, который можно назвать «уличной демонстрацией», в расчете на то, что Мадуро сам уйдет, это самый выгодный вариант для США. Если в течение двух-трех дней статус-кво сохранится и президент останется на своем месте, а новоиспеченный будет на улице вместе с манифестантами, я думаю, что американцы предпримут нечто более жесткое, и эти манифестации должны будут перерасти в какую-то кровь, желательно в гражданскую войну. Даже если сейчас все успокоится, США «вновь возьмутся» за Мадуро через какое-то время. Как крайняя мера, США могут пойти уже на прямое вторжение. К сожалению, вооруженный конфликт в стране очень вероятен. В этом смысле ситуация там очень опасна», – отмечает Пшеничников.

 

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 014 (6367) от 28.01.2019 под заголовком «Победит ли венесуэльский майдан?».