Дамаск надеется, что по итогам предстоящих переговоров астанинской тройки 14 февраля в Сочи Идлибская зона деэскалации перейдет под контроль сирийского правительства. Об этом «Известиям» заявили в международном комитете парламента САР. Член Совфеда Алексей Пушков подтвердил «Известиям», что технически передача провинции официальным властям возможна, но для этого нужно добиться мирного соглашения с боевиками. Опрошенные «Известиями» эксперты пояснили, что будущее идлибской зоны наряду с формированием конституции и созданием турецкого пояса безопасности на северо-востоке Сирии станет ключевой темой сочинской встречи. Но предугадать, каким будет решение этих трех вопросов, пока не представляется возможным — слишком многое зависит от того, насколько успешными будут переговоры.

Верните земли

В Сирии ожидают, что переговоры российского, турецкого и иранского президентов завершатся соглашением о переходе Идлиба под флаг правительственной армии. Об этом «Известиям» сообщил председатель международного комитета сирийского парламента Бутрус Маржан.

— Это не вопрос политической плоскости, это вопрос, касающийся напрямую суверенитета Сирии. Есть большая разница между этими словами, несмотря на их схожесть, — заявил парламентарий.

На арабском языке слова «сияси» (политический) и «сияди» (суверенный) отличаются всего на одну букву. Бутрус Маржан также рассказал, что запуск конституционного комитета в данный момент пробуксовывает, и видит в этом прямое вмешательство стран Запада и оппозиции. Переговоры астанинской тройки, по мнению политика, могут ускорить этот процесс.

— Никаких новостей по поводу комитета у нас нет. Правительство САР в назначенный срок предоставило список своих представителей. О том, когда же будет запущена работа комитета, следует спрашивать ООН и другую сторону (имеется в виду умеренная оппозиция. — «Известия»), — отметил Бутрус Маржан.

Аналогичную точку зрения разделяют и в Совете Федерации РФ. Глава комиссии Совфеда по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков заявил «Известиям»: страны Запада не хотят мириться с тем, что инициатива и определяющее влияние в решении будущего Сирии находится в руках России, Ирана и Турции.

На Западе создание конституционного комитета рассматривают как продолжение политического усиления России и фактически как свое поражение, — пояснил сенатор.

Он признал, что западные страны могут если и не сорвать, то серьезно усложнить работу будущего совета.

— Они могут постараться еще сильнее раздробить оппозицию, которая и так разделена между арабским миром и Европой, тем самым сохраняя ситуацию неопределенности, — добавил Алексей Пушков.

Политик также согласился, что вопрос возвращения Идлиба в состав сирийского государства — ключевой для будущего страны. Не может быть единого государства при сохранении очага антиправительственной активности, отметил сенатор. Он подчеркнул, что в Идлибе сейчас находится от 30 тыс. до 60 тыс. боевиков и, как показывает опыт Мосула и Алеппо, справиться с такой организацией непросто.

— В Идлибе проживает 2,5 млн человек, задача по передаче контроля над территорией будет исключительно сложная. Технически такая передача возможна. Но только при условии, что боевики согласятся на мирные переговоры, — заключил Алексей Пушков.

Парламентарий также отметил, что в регионе по-прежнему велико влияние Турции, у которой есть определенное воздействие на боевиков-суннитов. Исходя из этого, говорить о том, что сочинские переговоры оправдают надежды сирийских парламентариев и приведут к возвращению Идлибского района под контроль Дамаска, пока рано.

Три большие разницы

Как отметил в беседе с «Известиями» научный руководитель Института востоковедения РАН Виталий Наумкин, предстоящая встреча в астанинском формате станет одной из наиболее важных для политического урегулирования в Сирии. Причем для каждой из трех сторон.

Турецкий политолог, профессор университета Кахраманмараш (Турция) Тогрул Исмаил рассказал «Известиям», что Анкара на предстоящих переговорах будет отстаивать два пункта сирийской повестки: создание пояса безопасности на северо-востоке САР и сохранение статус-кво в Идлибе.

— Турция будет настаивать на том же, на чем и раньше, — против военных операций России и сирийской правительственной армии в Идлибе и против нового потока беженцев из региона, — пояснил политолог.

Он напомнил, что на этой неделе министр обороны РФ Сергей Шойгу побывал с визитом в Анкаре, где провел переговоры с турецким коллегой Хулуси Акаром. Стороны достигли определенного взаимопонимания по зоне деэскалации, отметил эксперт.

Глава российского силового ведомства в ходе встречи заявил, что военные эксперты двух стран в период с 31 января по 2 февраля провели большую работу по согласованию наиболее значимых вопросов. В первую очередь — по дальнейшей стабилизации обстановки в Идлибе и на восточном берегу Евфрата.

Основным же камнем преткновения на трехсторонней встрече политолог считает отношение к Башару Асаду.

— Российская сторона поддерживает правительство в Дамаске, турецкое руководство не очень активно на это идет, не дает добро на какие-либо переговоры с Асадом, — заявил политолог. — Такое же противоречие есть по тематике Идлиба — российская сторона считает, что Турция не справляется, а турецкая хочет, чтобы Россия не вмешивалась военными действиями в этот регион. Третий спорный пункт — Манбидж. Мы видим, что сирийский лидер пытается вести переговоры с курдскими группировками, и этот вопрос вызывает у турецкой стороны беспокойство.

Как заявил «Известиям» эксперт российского института стратегических исследований Владимир Фитин, еще одна тема, которую могут обсудить три лидера, — это ракетные удары Израиля по территории Сирии.

— Поскольку контакты с израильской стороной по данной теме имеет только Россия, остальные два участника переговоров могут только апеллировать к Москве и просить как-то повлиять на израильтян, чтобы они перестали осуществлять налеты, — поделился эксперт.

Этот вопрос становится еще более актуальным, учитывая, что через неделю после завершения сочинских переговоров, 21 февраля Владимир Путин встретится с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Нынешние переговоры между президентами России, Турции и Ирана станут уже четвертыми по счету. В последний раз три лидера встречались в сентябре прошлого года в Тегеране.

Эльнар Байназаров