Вашингтон решил увеличить бюджет на гиперзвуковое оружие вместо дополнительного финансирования систем ПРО. Об этом пишет журнал Foreign Policy со ссылкой на текст бюджетного запроса Пентагона на следующий финансовый год, который в США начинается с 1 октября.

В документе военное ведомство просит у Конгресса США выделить Агентству по ПРО $ 9,4 млрд. — на полмиллиарда меньше по сравнению в 2018 году. Кроме того, Пентагон намерен приобрести несколько израильских систем ПВО «Железный купол», и просит у законодателей выделить на это $ 370 млн. При этом, по информации издания, возрос запрос на выделение средств на исследование и разработку гиперзвукового оружия.

Foreign Policy подчеркивает, что такое решение идет вразрез с положениями представленной в январе новой Стратегии дальнейшего развития американской системы ПРО. Представляя доктрину, президент США Дональд Трамп заявил о необходимости наращивания потенциала противоракетной обороны страны.

Не исключено, что смена приоритетов связана с сомнениями Пентагона в перспективах эффективной гиперзвуковой ПРО. И совершенно точно она связана с желанием ликвидировать отставание от РФ в области гиперзвуковых вооружений.

Напомним, на сегодня Россия является единственной страной, поставившей на опытно-боевое дежурство гиперзвуковое оружие. В марте 2018-го речь шла о высокоточном гиперзвуковом авиационно-ракетном комплексе «Кинжал», скорость которого в 10 раз превышает скорость звука. А в феврале 2019-го президент РФ Владимир Путин заявил о начале серийного производства ракетного комплекса стратегического назначения с планирующим крылатым блоком «Авангард», и об успешном прохождении испытаний гиперзвуковой ракеты «Циркон». По экспертным оценкам, «Авангард» развивает скорость свыше 20 Махов, «Циркон» — 8 Махов.

В августе свой первый гиперзвуковой аппарат испытал и Китай — Xingkong-2 способен развивать скорость до 6 Махов.

На этом фоне директор Управления перспективных исследовательских программ Пентагона (DARPA) Стивен Уокер пообещал провести в 2019 году многочисленные испытания гиперзвукового оружия, а замглавы Министерства обороны США по политическим вопросам Джон Руд назвал гиперзвуковое оружие РФ одной из «реальных угроз» безопасности американского государства.

Заметим: США и до этого не сидели, сложа руки. В рамках программы Prompt Global Strike («Быстрый глобальный удар») они проводили испытания условного аналога «Авангарда» — Advanced Hypersonic Weapon (AHW), кроме того, с 2010 года проводятся испытания гиперзвуковой крылатой ракеты X-51A. Гиперзвуковой тактический планирующий крылатый блок, как предполагается, будет установлен на ракетный ускоритель, способный развить скорость свыше 5 Махов. После отделения блока от ракеты он сможет маневрировать до цели без возможности ускорения.

Еще одна американская программа, реализуемая DARРA и ВВС США, — Hypersonic Air-breathing Weapon Concept (HAWC) — предполагает создание гиперзвукового оружия с воздушно-реактивным двигателем. Наконец, над условными аналогами российского «Кинжала» — Hypersonic Conventional Strike Weapon (HCSW) и более инновационным Air-Launched Rapid Response Weapon (ARRW) — работает концерн Lockheed Martin. В апреле и августе 2018-го он заключил с Пентагоном соответствующие контракты на $ 928 млн. и $ 480 млн.

Что стоит за запросом Пентагона, как изменения в стратегии США влияют на безопасность России?

— Маневр, о котором пишет Foreign Policy, объясняется тем, что у США банально не хватает денег, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Американцы вынуждены перебрасывать ресурсы с одних военных программ на другие — и это хорошо.

При том, от ПРО они отказываться не собираются — сокращения на противоракетную оборону, по американским меркам, не слишком существенные.

Видимо, в Пентагоне поняли, что Россию американская ПРО точно не остановит. Но и теперь противоракетная система нужна США для противодействия китайской системе стратегического ядерного сдерживания, и даже китайским ракетам средней дальности. КНР, напомню, сейчас разрабатывает баллистическую ракету средней дальности для ударов по кораблям. Такую ракету американцам также придется отражать с помощью ПРО.

В перспективе, ПРО потребуется США еще и для отражения ракет Ирана и Северной Кореи. Пхеньян, напомню, не пошел на уступки Вашингтону в переговорах о полном ядерном разоружении.

Но как ни крути, теперь система ПРО требуется американцам в значительно меньшем масштабе. Все же сравнивать стратегические силы РФ и того же Китая невозможно: у нас ядерных боезарядов больше в разы. Кроме того, для перехвата китайских, иранских и северокорейских ракет достаточно технологий, которые США уже разработали.

«СП»: — Пентагон форсирует программы разработки гиперзвукового оружия. Сколько времени потребуется американцам, чтобы догнать здесь Россию?

— Несмотря на многочисленные программы, работы по гиперзвуку в США находятся в зачаточном состоянии. Да, американцы проводили эксперименты, но скорее научного плана — каких-то значительных практических результатов они не добились.

По моим оценкам, США отстают от РФ в области гиперзвука примерно на 10 лет. И если у нас не будет сокращаться военный бюджет — на чем усиленно настаивают российские либералы — разрыв будет сохраняться.

Нам, например, необходимо создать более миниатюрный вариант «Авангарда» для подвижных ракетных комплексов типа «Тополь» или «Ярс», а также для ракет средней дальности в неядерном оснащении. Последние пригодятся для ударов по ключевым точкам в той же Европе, включая объекты американской ПРО. Плюс для ударов по ключевым объектам США на западном побережье на севере Америки, куда наши ракеты средней дальности с гиперзвуковыми блоками, запущенные с Чукотки, будут доставать буквально за 10 минут. Это сопоставимо с временем подлета американских ракет средней дальности, размещенных в Европе — если США на такое размещение пойдут. Причем, в числе ключевых целей российских ракет окажутся Белый дом, Конгресс США и Пентагон.

«СП»: — Получается, изменение акцентов в стратегии США не создает для нас новых угроз?

— Для нас главное — придерживаться взятого курса в области вооружений, и не сбавлять обороты. Тот, кто теряет темп — тот проигрывает.

— Бюджетный запрос Пентагона — документ сугубо предварительный, — отмечает эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Сергей Ермаков. — Чтобы делать долгосрочные прогнозы, необходимо дождаться утвержденного военного бюджета США. Сейчас, в процессе этого утверждения, в Америке идет традиционная борьба между различными лоббистскими группами. Эта борьба предполагает, что окончательный вариант документа будет отличаться от нынешнего.

Тем не менее, некоторые выводы можно сделать уже сейчас. В январе, когда Министерство обороны США опубликовало Обзор политики в области противоракетной обороны, аналитики обратили внимание на следующее: предлагается система ПРО, которая может обеспечить защиту от всех видов ракет — не только баллистических и крылатых. Речь шла, хотя и неявно, о гиперзвуке — для противодействия таким вооружениям предлагается подключать космос.

Российские эксперты в области обороны, кроме того, отмечали: впервые США открыто, в документе высокого уровня, добавили к защите своей территории с помощью ПРО такой элемент, как превентивный удар.

Это значит, ударные гиперзвуковые системы, финансирование которых намерен увеличить Пентагон, будут работать и на ПРО. В этом смысле, противопоставления в бюджетном запросе Пентагона — ПРО или гиперзвук — просто нет. США, на деле, выстраивают не только щит, но и меч. И очень гибко понимают, как именно они сейчас будут защищаться от угроз.

Замечу, именно с договора по ПРО (в 2002-м США вышли из него в одностороннем порядке) начался развал системы контроля над вооружениями, который сегодня идет полным ходом. Пока держится СНВ-3, но судьба ДРСМД уже понятна — в нынешнем виде он долго не просуществует. А началось, повторюсь, с того, что именно в сфере ПРО американцы захотели полностью развязать себе руки. Это важный момент, который и дальше будет влиять на американскую стратегию обороны и безопасности.

Есть и другой момент, который чрезвычайно напрягает США. Это неопределенность — непонимание, что имеется на руках у соперника, и как реагировать на вызовы. Особенно их беспокоит рост военной мощи России и Китая, а также демонстрация РФ перспективных видов вооружений. Для американцев эти вооружения оказались весьма неприятным сюрпризом, с которым совершенно неясно, как бороться — я имею в виду гиперзвук.

По признанию ряда военных экспертов США, до этого момента американцы были убеждены в том, что лидируют в области перспективных вооружений. И вдруг оказалось, что нет не только лидерства — имеется отставание.

Отсюда желание Вашингтона подтянуть свои возможности, в том числе в гиперзвуковом оружии. И надо понимать: никакого паритета США не хотят. Им требуется только превосходство, а в перспективе — переговоры с Россией и Китаем по ограничению перспективных видов вооружений.

Андрей Полунин