Напомним, что президент РФ Владимир Путин в своем послании к международной научно-практической конференции, которая проходит в столице Казахстана Нур-Султане, «От идеи к реальности: к 25-летию евразийской инициативы первого президента Республики Казахстан – Елбасы Нарсултана Назарбаева», отметил, что проект евразийской интеграции доказал свою эффективность.

Данная конференция проводится в Казахстане по той причине, что бывший президент этой страны Назарбаев, во-первых, позиционировал себя в качестве человека, который пытался сохранить СССР, а, во-вторых, как начинателя евразийских интеграционных процессов.

ЕЭАС не является первым проектом интеграции на пространстве бывшего СССР

«Здесь нужно поставить проблему шире – дело в том, что ЕАЭС является только одним из проектов сотрудничества бывших советских республик, а ведь, если посмотреть историю, то можно увидеть и другие начинания, а именно СНГ и ОДКБ», – резюмирует Куртов.

Как замечает эксперт, нельзя утверждать о том, что СНГ и ОДКБ были полностью реализованы, не говоря уже о том, что они имели под собой более высокую степень интеграции, чем та, которая изначально заложена в рамках ЕАЭС, развивающегося с очень большим трудом.

«Достаточно посмотреть на состав участников СНГ и ОДКБ, а также заложенные в них цели. Ведь, например, СНГ является намного более многопрофильным проектом, чем Евразийский союз. Здесь присутствуют оборонная и политическая составляющие, а что касается ЕАЭС, то это все-таки проект экономический, где даже гуманитарный аспект серьезно минимизирован», – констатирует Куртов.

С этой точки зрения, прослеживается однозначный вывод, что Евразийский союз начал реализовываться по той причине, что другие проекты на постсоветском пространстве не были доведены до конца, из-за чего и появилось данное интеграционное объединение.

«Не все так гладко обстоит на постсоветском и евразийском пространствах, как нам бы хотелось, а что касается конкретно ЕАЭС, то здесь то же самое. Например, когда этот проект только создавался, то там рефреном шло экспертное мнение, что для того, чтобы Евразийский союз оказался успешен, суммарная емкость его внутреннего рынка должна быть не меньше 200 млн человек», – заключает Куртов.

Просто мировая практика показывает, что только при достижении такого объема рынка в рамках экономического объединения, начинают работать какие-то качественные преимущества. И пока в контексте Евразийского союза нам не удалось добиться подобного показателя.

«Во многом это произошло из-за событий на Украине, которые положили конец евразийской интеграции Киева. Соответственно, 2014 год повлияет на темпы роста Евразийского союза, а также на объемы торговли в рамках данной организации», – резюмирует Куртов.

В рамках ЕАЭС существуют определенные проблемы

Кстати говоря, здесь сыграли роль и антироссийские санкции со стороны стран-членов Евросоюза и Соединенных Штатов, поскольку эти меры напрямую затронули и наших партнеров по ЕАЭС, которые несут убытки вследствие проблем в российской экономике.

«Например, был ограничен реэкспорт товаров в Россию по причине российских контрсанкций, что не понравилось нашим партнерам по ЕАЭС и негативно повлияло на интеграционные процессы. Это привело к конфликтным ситуациям, которые усугубили те трения, которые существуют между Россией и нашими партнерами по ЕАЭС в торговой сфере», – констатирует Куртов.

Можно еще вспомнить пример Киргизии, которая постоянно обращается в органы ЕАЭС с требованием принятия мер в отношении Казахстана, блокирующего торговлю Бишкека с Москвой и Минском. Это давняя проблема внутри Евразийского союза.

«Так что, проблемы в рамках Евразийского союза есть, несмотря на то, что внутри данного объединения были достигнуты большие успехи, как в рамках формирования единого рынка, так и в других интеграционных процессах», – заключает Куртов.

По словам Аждара Ашировича, есть и вопросы с Белоруссией, которая требует «свободного движения товаров в рамках ЕАЭС», причем больше всего Минск интересуют энергоносители. Белоруссия очень хочет получать нефть и газ по льготным внутрироссийским ценам.

«Такие цены существуют только для российских потребителей российских же энергоносителей, а так цены разнятся, из-за чего Минск даже пытается получить у России компенсацию за «налоговый маневр». Позиции Москвы и Минска здесь разнятся, поскольку Россия не считает такую ценовую политику нарушением норм, которые были заложены в Евразийский союз», – резюмирует Куртов.

Впрочем, здесь нужно отметить, что все эти трения, которые существуют между странами Евразийского союза, являются неизбежными, и это не говорит о том, что здесь присутствуют какие-то стратегически нерешаемые проблемы в рамках этого интеграционного объединения.

«Идет сложный процесс притирок разных экономик, где российская экономика многократно мощней и диверсифицированней, чем то, что на сегодня имеется в Киргизии, Армении и даже в Белоруссии с Казахстаном», – констатирует Куртов.

Таким образом,это является «проблемой роста» такой сложной интеграционной системы, как Евразийский союз.

Автор: Дмитрий Сикорский