Действующий президент Пётр Порошенко, крупно уступивший в первом туре Владимиру Зеленскому, делает совершенно несвойственные ему заявления, которые ещё несколько недель назад сложно было представить. Например, называет себя русскоговорящим, которых  в течение последних пяти лет систематически относил к категории второсортных украинцев.

Не менее противоречивым и абсурдным является его призыв «не захватывать храмы» и не «спекулировать Лаврами, священниками, владыками». Слова, прозвучавшие 8 апреля во время одного из ток-шоу на украинском телеканале ICTV, очевидно являются неубедительной попыткой Порошенко привлечь на свою сторону верующих канонической Украинской православной церкви (УПЦ), наиболее многочисленной конфессии страны.

Заявление в корне противоречиво, ведь именно Порошенко несёт ответственность за обострение церковного раскола, терзающего страну с самого начала 1990-х. УПЦ сейчас переживает непростые времена, практически ежедневно сталкиваясь с попытками раскольников захватить храмы и имущество.

Действующий президент Пётр Порошенко, крупно уступивший в первом туре Владимиру Зеленскому, делает совершенно несвойственные ему заявления, которые ещё несколько недель назад сложно было представить. Например, называет себя русскоговорящим, которых  в течение последних пяти лет систематически относил к категории второсортных украинцев.

Не менее противоречивым и абсурдным является его призыв «не захватывать храмы» и не «спекулировать Лаврами, священниками, владыками». Слова, прозвучавшие 8 апреля во время одного из ток-шоу на украинском телеканале ICTV, очевидно являются неубедительной попыткой Порошенко привлечь на свою сторону верующих канонической Украинской православной церкви (УПЦ), наиболее многочисленной конфессии страны.

Заявление в корне противоречиво, ведь именно Порошенко несёт ответственность за обострение церковного раскола, терзающего страну с самого начала 1990-х. УПЦ сейчас переживает непростые времена, практически ежедневно сталкиваясь с попытками раскольников захватить храмы и имущество.

Об этом хорошо сказано в заявлении Священного Синода Украинской православной церкви (УПЦ), который состоялся 3 апреля 2019 г. в Киево-Печерской лавре. Синод подчеркнул, что создание так называемой Поместной церкви Украины и получение ею томоса об автокефалии «не принесло ни единства, ни мира, ни спокойствия, как это обещали год назад инициаторы этой идеи из государственных и церковных кругов. Вместо этого, плодами томоса стали насилие, конфликты, противостояние, слезы и страдание верующих Украинской Православной Церкви».

Планы Порошенко потерпели крах. Абсолютное большинство священников и прихожан УПЦ сохранили верность каноническому Православию. В состав патриотической «церкви» влились лишь два архиерея и небольшое число общин, сосредоточенных преимущественно на Западной Украине. Согласно данным, приведённым предстоятелем УПЦ митрополитом Онуфрием во время беседы с Порошенко 22 марта 2019 г. только 42 общины УПЦ приняли решение перейти в ПЦУ. При том, что каноническая церковь насчитывает более 12 тыс. приходов. Заявления раскольников о том, что более чем 400 общин УПЦ перешло в ПЦУ, не должно вводить в смущение. Как правило, речь идёт о попытках силовых захватов храмов, которые осуществляются при участии праворадикальных националистических организаций и при одобрении местных властей. Примечательно, что практически сразу после упомянутого «миротворческого» призыва Порошенко сторонники ПЦУ попытались захватить храмы канонической церкви сразу в нескольких населённых пунктах, например, в с. Копытове Ровенской области и с. Старый Загоров Волынской области.

Не помогла Порошенко и поддержка со стороны его европейских партнёров. В марте Германия «подарила» Украине грамоту царя Петра I о назначении на киевскую кафедру митрополита Иоасафа (Кроковского), датируемую 1708 г. Она была вывезена из Киева нацистами во время Великой Отечественной войны. И осела на многие годы в университетской библиотеке г. Тюбингена в ФРГ. И только теперь – почему? – сделан этот «щедрый подарок».

Сторонники ПЦУ поспешили заявить о том, что документ якобы свидетельствует о «насильственном подчинении» в XVII в. Киевской митрополии Москвой, и об устойчивом желании малороссийского духовенства вернуться под власть Константинопольского патриарха спустя 20 лет после событий 1686 года. На историческую несостоятельность и ангажированность подобных интерпретаций уже указали историки. В этой истории интересно то, что немецкие власти пошли на такой шаг непосредственно накануне выборов. Чтобы поддержать или опровергнуть опостылевшего, но имеющего реальные шансы на победу по сравнению с клоуном, президента Украины. Который к тому же будет выслуживаться всеми правдами и неправдами перед «західним господаром».

Но даже если во втором туре и победит клоун Зеленский, прочных предпосылок для кардинальных изменений в политике Киева в конфессиональной сфере не стоит ожидать. Человек неопределённых религиозных, политических и иных ориентаций вряд ли может что-то изменить против «пожеланий» своих внутренних и внешних кураторов.

Во-вторых, сторонники ПЦУ, столь яростно критикующие Зеленского и активно призывающие голосовать за Порошенко (и тот и другой им сродни), очевидно, будут оказывать давление на молодого политика-комедианта, добиваясь от него развития «достижений» порошенковского проекта. В-третьих, стоящий за Зеленским Коломойский со товарищи также сможет повлиять на развитие ситуации.

Позиция самого Зеленского по этому вопросу неоднозначна. Как актёр он привык повиноваться режиссёру и играть в труппе. С одной стороны, в состав его команды входят лица, от которых можно ожидать лоббирования интересов раскольников. Например, Святослав Юраш, сын Андрея Юраша, возглавляющего департамент по делам религий и национальностей  министерства культуры Украины. Именно Юраш-старший в команде Порошенко создаёт административные препятствия для деятельности канонической церкви. Он же является активным участником процесса создания ПЦУ.

С другой стороны, некоторые соратники Зеленского уверяют, что государство будет занимать позицию религиозного нейтралитета. Так, советник шоумена И. Венедиктова сказала, что  «Украина, конечно, светское государство, но для нашей государственности, для нашей самоидентичности получение томоса является самым важным». Возможная смена власти оставляет УПЦ небольшой шанс на то, что ее конституционные права перестанут нарушаться.