Официальная встреча с президентом России — это для нового президента Украины как инаугурация, только еще важнее. Если такая встреча состоится, то он будет уже не комиком, занявшим высокий пост из-за массовых протестных настроений, а крупным политиком. Как бы перейдет в категорию «взрослых». С ним и внутри страны будут больше считаться, и вовне.

Однако о чем президентам разговаривать на такой встрече — вопрос почти тупиковый. По обязательной для всех украинских политиков версии, «с Россией идет война». Значит, обсуждать с Москвой надо ситуацию на фронте. Но искать в таком вопросе компромисс непатриотично, за это киевского президента на родине заклюют и зеленкой обольют, причем буквально. Ехать же на встречу, чтобы пытаться диктовать условия в качестве победителя фантазийной войны, — тоже глупо. Слишком неадекватно, далеко от реальности даже по меркам украинской политики.

Выход один — играть в «дурачка», в чем Владимир Зеленский как раз большой профессионал. Делать всё новые заявления о том, что на готовящейся встрече с Владимиром Путиным он гордо поставит вопрос о принадлежности Крыма, хорошо при этом понимая, что переговоры с такой повесткой просто не могут состояться.

Смена президента в Киеве была шансом на позитивные изменения в зоне донбасского конфликта, а значит, и хотя бы частичную нормализацию отношений наших стран. Однако еще на этапе предвыборной кампании Зеленский полностью отказался от выполнения политической части Минских соглашений — предоставления «отдельным районам Донецкой и Луганской областей» особых прав самоуправления, прямых переговоров с руководством ЛНР и ДНР и амнистии участникам конфликта. На фоне того, что Зеленский вообще старался ни о чем конкретно не говорить, чтобы не испортить свой сценический образ Васи Голобородько, однозначные и резкие заявления по Донбассу звучали особенно выразительно.

Зеленского всё чаще называют «маленьким Порошенко». По вопросам внешней политики он в выступлениях настолько точно копирует предшественника, что даже был обвинен его спичрайтерами в плагиате (и, как оказалось, вполне обоснованно). Сохранена вся пропагандистская матрица: Россия — «страна-агрессор», Крым и Донбасс — «оккупированные территории», вооруженные силы народных республик — «российские войска», а главный способ победы над ними — «увеличение санкционного и дипломатического давления на Россию». Целью Украины вновь объявляется «консолидация международного сообщества» для отпора «врагу» и последующее вступление в ЕС и НАТО. Зеленский даже во время предвыборных дебатов сказал Порошенко, что не является его оппонентом («Я не ваш оппонент, я ваш приговор»), и вот теперь его нежелание в чем-либо оппонировать предыдущему президенту видно на практике.

Зеленский уже несколько месяцев говорит о важности прекращения огня в Донбассе, но на деле при нем военная обстановка серьезно ухудшилась. Новый президент не дал ни одного распоряжения по прекращению огня, хотя с тех пор как «антитеррористическая операция» была преобразована в «операцию объединенных сил», у президента как у главнокомандующего есть все права и возможности определять ситуацию на фронте. Вся новая кровь — уже на его совести. Можно сказать, что миссию по прекращению огня он полностью провалил — такого не ждали даже на Украине.

Единственное отличие: Зеленский хотя бы не заявляет, что самый прямой и надежный путь к миру — это война. Однако если послушать тех, кто выступает от его имени, там примерно такое и звучит. Его «правая рука» Дмитрий Разумков открыто признал, что «если идти по принципу и тем предложениям, которые звучат от России», то можно прийти к миру, но «ни одному патриоту страны такой путь неприемлем». То есть открыто признал, что Россия предлагает путь к миру, но Украина от него отказывается.

В этом, наверное, главная проблема современного украинского патриотизма — он несовместим с миром, культивирует войну. И то, что мир может быть достигнут «только на украинских условиях», означает ориентацию на «победу» — столь же недостижимую, как и вступление в ЕС и НАТО. Но тут главное не цель, а процесс — раздувание культа войны с Россией и ее «агентами».

Загвоздка в том, что Украине не нужен Донбасс. Ей не нужны его жители («плохой электорат»), и у нее нет средств на восстановление его инфраструктуры, а экономика страны уже более-менее приспособилась существовать без этих территорий. Современной политической элите Украины нужна война, причем как раз такая, какая сейчас ведется, — без крупных боевых действий и подвижек фронта, но с перестрелками. Ощущение войны без опасности поражения. Это создает социальную атмосферу, на которой построена вся внутренняя политика и идеология современной Украины. Без такой «войны» система может просто обрушиться. Так что выход один — имитировать переговорный процесс, не допуская реальных перемен.

Зеленский старательно копирует Порошенко, но вряд ли сам понимает это. У него просто нет другой модели поведения. Разве что предыдущий президент был хитрее — он-то разбирался, где реальность, а где пропаганда, которую сам создавал. А Зеленский — прямой продукт этой пропаганды, и пока разберется, как же оно на самом деле, пройдет много времени. А пока что он будет «маленьким Порошенко», мечтающим о встрече с российским лидером.

Олег Неменский — ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований