На праймериз в Аргентине убедительную победу одержали так называемые перонисты — Альберто Фернандес в союзе с бывшим президентом Кристиной Киршнер, которая баллотируется в вице-президенты. За них проголосовали 47% граждан. Действующий президент Маурисио Макри набрал 32% голосов. Это сокрушительное поражение нынешней власти и свидетельство того, что Аргентина отвергает либерализм по-американски и рецепты США, которым следовал Макри. Если ничего не изменится, на президентских выборах 27 октября Фернандес станет новым лидером республики, что будет означать: страна качнулась влево. И это может стать началом новой эпохи полевения всей Латинской Америки.

«Перонизм» — идеология, связанная с политикой аргентинского президента Хуана Перона, который правил 1946–1955 и 1973–1974 годах, и его жены Эвиты Перон, любимицы всех аргентинцев. Если говорить коротко, то он продвигает идею социальной справедливости. Фернандес и Киршнер — за активное участие государства в экономическом регулировании. Но главное определение перонизма в том, что он противостоит либерализму в его американском исполнении, — тому самому, который исповедует действующий президент Макри.

Маурисио Макри — приверженец свободного рынка, открытый сторонник США. Во время своего правления он пользовался рецептами чикагской школы экономики. Однако эти рецепты не помогли ему вывести страну их хронического кризиса. Инфляция галопирует, не решена проблема бюджетного дефицита. Самое неприятное, что положение не смог выправить даже полученный в прошлом году при содействии США кредит от МФВ в $50 млрд.

Оппозиция обвиняла Макри в том, что эти деньги стали платой Соединенных Штатов за его политическую лояльность. Кредит МВФ, которого Аргентина долго добивалась (а просила меньше, всего 30 млрд), был получен после того, как США договорились с Макри о размещении на территории республики трех своих военных баз. Несмотря на то что соглашение было секретным, его суть просочилась в прессу. Оказалось, что США намерены разместить базы в стратегически важных районах Аргентины. Первую — в северной провинции Мисьонес, где находится крупнейший в мире водоносный подземный горизонт Гуарани. Вторую — в центральной провинции Неукен, где расположены богатейшие запасы нефти и сланцевого газа. Третью — на Огненной Земле, откуда США будут контролировать судоходство в высоких широтах Южного полушария. Все эти обстоятельства, а не только экономическая ситуация, вероятно, оказали свое влияние на предпочтения аргентинцев.

Между тем предпочтения избирателей одно, а мнение свободного рынка — другое. Действующему президенту предрекали победу на праймериз. Его поражение было неожиданностью. На этом фоне, да еще и в условиях надвигающейся угрозы госконтроля за экономикой в лице перонистов, инвесторы и банки отреагировали молниеносно. Стоимость национальной валюты упала на 30%. Ведущий индекс аргентинской биржи Merval снизился на рекордные 37,93%. Оба кандидата в президенты, пообщавшись по телефону, уже высказались в том духе, что это нервная реакция рынка, и высказали пожелание, чтобы он успокоился, давая понять, что это вредно всей стране. Так что есть понимание, что рынок отыграет свои позиции в скором времени.

Действующий президент сделал хорошую мину при плохой игре. На собрании своих сторонников он выразил убежденность, что победит на выборах 27 октября. «Есть только один реальный президент — это я», — сказал Макри. Как отмечает испанская El País, сразу же после поражения на праймериз «он сделал то, за что всегда критиковал перонизм: он объявил пакет популистских мер, состоящих в основном в распределении денег аргентинцам, отсрочке налоговых долгов и замораживании цены на бензин».

Две крупнейшие страны Латинской Америки — Бразилия и Аргентина — имеют огромное влияние на политическую жизнь всего континента. И оказывают политическое воздействие друг на друга. Отсюда такая нервная реакция бразильского президента Жаира Болсонару. Никто не гарантирует, что американские экономические рецепты, не сработавшие в Аргентине, сработают при Болсонару в Бразилии. И почти неизбежную победу левых на аргентинском голосовании в октябре Болсонару проецирует на своих избирателей, которые ко времени новых президентских выборов в Бразилии могут взять пример со своих соседей.

И дело не только в том, что США теряют свои позиции в Аргентине. Если 27 октября победят перонисты, есть все основания полагать, что вся Латинская Америка вновь качнется влево, то есть в странах региона снова придет эпоха левых правительств. Эту эпоху, при которой США в значительной степени потеряли контроль над своими «задворками», мы наблюдали в 2000-е годы. Тогда в ведущих странах Латинской Америки у власти находились силы, которые работали в интересах широких слоев населения. В ту пору крупный иностранный капитал, прежде всего американский, чувствовал себя в Латинской Америке неуютно и доктрина Монро не работала. Речь идет о президенте Аргентины Кристине Киршнер (2007–2015 годы), о лидерах Бразилии Луле да Силва и Дилме Русефф, которые последовательно правили в период с 2003-го по 2016-й, и, конечно, о президенте Венесуэлы Уго Чавесе.

Левые в Латинской Америке крайне не устраивают Вашингтон еще и потому, что они традиционно тяготеют к России и противостоят диктату США. Нельзя назвать случайностью, например, то, что Бразилия при Луле да Силве стала участником объединения БРИКС. Что уже говорить о том, что дружественными связями с Россией дорожат такие страны, как Куба, Венесуэла, Никарагуа. Именно их США называют тройкой тираний в Латинской Америке.

Затем регион качнуло вправо. Сегодня он живет под знаком американского доминирования и пока еще продолжающегося наступления на позиции левых. Самый яркий пример — атака США против Венесуэлы в попытке сместить законного президента Мадуро. Американский курс против Венесуэлы формально поддерживает большинство стран региона. Хоть они и высказываются против идеи вооруженного вторжения, их дипломатия всё же на стороне Белого дома.

США вновь столкнулись с перспективой того, что вся Латинская Америка вновь качнется влево. Поэтому в оставшееся до 27 октября время Штаты и их союзники предпримут усилия по дискредитации Альберто Фернандеса и Кристины Киршнер, дабы не допустить их к власти. А если последние всё же победят, нельзя исключать, что гегемон сделает всё возможное, чтобы кризисная экономика Аргентины вообще рухнула. Виновниками, разумеется, объявят перонистов.