Комментирует эксперт Российского института стратегических исследований Надежда Юрьевна Узунова.

Французские СМИ пишут о том, что на встрече с В. Путиным Э. Макрон будет ему объяснять, как Россия должна себя вести: задавить Иран, сдать свои позиции в Сирии, вести себя прилично внутри страны. Конечно, Владимир Владимировичу виднее, но стоит ли ехать в таких условиях во Францию?

Н. Узунова: Критика в адрес России по поводу прав человека – это традиционная позиция французских СМИ, без неё не обходится никакое упоминание о России. Но на самом деле, если бы этот визит ограничился только темой прав человека, то вряд ли он бы вообще состоялся. Ибо он бы тогда был не нужен обеим сторонам. Трудно сказать, какая страна более заинтересована в этой встрече. Франция в преддверии G-7 очень хочет быть первой. Э. Макрон как раз находится в активной фазе борьбы за лидерство в ЕС, с одной стороны, а с другой стороны, серьёзное охлаждение отношений с Д. Трампом толкает его к тому, чтобы немного опередить его. Все видят, что Д. Трамп каким-то образом настраивает отношения, а Франция хочет в свою очередь перехватить эту инициативу и выступить посредником мирового масштаба в налаживании диалога с Россией. Поскольку Э. Макрон – человек пиарозависимый, уделяющий много внимания пиару своего правления, он очень заинтересован в том, чтобы выступить таким миротворцем.

Причём здесь имеется несколько важных досье. Это и Украина, являющаяся особой темой, где Франция тоже пытается выступить посредником между Украиной и Россией и добиться того, чтобы это посредничество к чему-то привело. Каким-то образом разморозить Минский процесс или что-то ещё предложить.

А Э. Макрон не слышит, что говорит Россия о том, что она не участник конфликта, и хочет какие-то переговоры наладить между Украиной и Россией, приплетая сюда Минский процесс? Он может быть не в курсе, что такое Минский процесс?

Н. Узунова: Нет, как раз он исходит из того, что существует Нормандский процесс, участниками которого являются Франция, Германия и Россия. Именно с этих позиций он хочет наладить диалог, сдвинуть этот процесс каким-то образом. Во всяком случае, чтобы у всех создалось такое впечатление, что Э. Макрон это сделал. Для него это очень важно.

Плюс есть ещё не менее важное досье – это Иран, где Франция очень заинтересована в том, чтобы как-то разблокировать ситуацию и опять же развить отношения с США, которые здесь затрагиваются, поскольку Франция, можно сказать, больше других пострадала оттого, что Д. Трамп наложил санкции на Иран и как раз оборвал начинавшиеся контакты французского бизнеса с Ираном. Там очень эффективно всё начиналось, и на взлёте было оборвано. Поэтому эта тема беспокоит Францию не меньше, чем другие.

Чем Россия может помощь в данном случае Франции?

Н. Узунова: В данном случае Россия – важный игрок на Ближнем Востоке, и как раз без России, и Франция это понимает, иначе не искала контактов с российским лидером, этого у неё не получится. Она понимает, что именно поэтому не избежать встречи с российским лидером. Года два назад французские эксперты и политики придерживались мнения, что, может быть, как-то можно обойтись без России. Она военную фазу закончит, а мы её в ходе переговоров обойдём на Ближнем Востоке. Но у них это не получается, и на данный момент Франция пытается вместе с Россией решить эту проблему: найти какой-то выход и не спотыкаться.

Я от сотрудника французского посольства слышала, что Э. Макрон очень хочет наладить отношения с Россией. Вы сказали, что для Э. Макрона пиар – это всё. Э. Макрон действительно искренне хочет наладить отношения с Россией просто потому, что Россия – крупный игрок в Европе? Или он хочет наладить отношения с Россией с точки зрения собственного пиара?

Н. Узунова: Нет, здесь всё вместе. Э. Макрон как политик пытается позиционировать себя сильным лидером, поэтому, естественно, ему важно выступить значимым игроком в Европе и стать тем, кто сможет наладить диалог с Россией после серьёзного осложнения, которое случилось в 2014 году.

Если человек искренне хочет наладить отношения, то он понимает, что испытывает другая сторона переговоров, но пока всё, что мы слышали из французской прессы, это пока только какие-то требования к России. Но так ведь отношения не налаживаются?

Н. Узунова: Франция находится в рамках западного дискурса и она соскочить с него не может. Это как от себя отказаться. Поэтому всегда в любой статье будут на три четверти требования, требования, требования, а в конце, и это будет самая важная часть, будет сказано, что, собственно говоря, они действительно хотят сделать.