В этот перечень попадет много профессий, в том числе те, представители которых могут работать на аутсорсинге, то есть бухгалтеры, переводчики и так далее.

Возьмем профессию токаря, например. Его завод может нанять не как рабочего, а как самозанятого токаря, который арендовал станок и на нем работает. Здесь возникает иная ситуация с личным налогообложением, и главное, что это освобождает работодателя от уплаты взносов.

Подобная практика много лет назад была распространена в Западной Европе. Здесь можно привести пример с шеф-поваром, который приходит в ресторан в качестве арендатора плиты и готовит еду для определенной категории людей, это позволяло ресторану экономить. В итоге эту проблему они решить смогли.

Распространение новых правил для самозанятых на всю страну будет очень полезно для экономики. По разным оценкам, у нас сейчас от 15 до 20 млн людей, которые работают за пределами поля видения статистических органов. Конечно, это непорядок. Ведь эти люди нагружают инфраструктуру, используют ее для улучшения собственного благосостояния, а инфраструктура содержится в том числе за счет налогов, которые платят законопослушные граждане.

Но я не разделяю сегодняшних позитивных оценок о том, что из тени уже было выведено приличное число самозанятых. Думаю, что на самом деле из этих 15 млн вывели даже не десятки тысяч, и пока с финансовой точки зрения это не так много. Однако цифровизация экономики нам в итоге поможет достичь лучших результатов.

Надо понимать, что работа в тени — абсолютный вред как с экономической, так и с моральной точки зрения, потому что такие люди лишь нагружают бюджет страны. А если они все выйдут из тени и начнут платить налоги, как все нормальные граждане, то это приведет к значительному увеличению поступлений бюджет. Примерный месячный доход самозанятого гражданина составляет порядка 80 тыс. руб. в месяц, и при выходе из тени каждый из 15 млн будет платить порядка 3 тыс. налогов.

Михаил Беляев – эксперт РИСИ