Программу ведёт Елена Щедрунова.

Это второй государственный визит президента РФ в Саудовскую Аравию. О чём это говорит?

Е. Супонина: Это говорит о том, что для России важно выстраивать отношения с Королевством Саудовская Аравия. Ещё этот визит – ответ на приезд в Россию короля Саудовской Аравии Салмана, который был два года назад. Сегодня отношения между нашими странами гораздо лучше развиваются в экономической области, в области прямых инвестиций, чем это было годы назад. Прошло 12 лет после первого государственного визита В. Путина в Саудовскую Аравию. Во время того визита я была в делегации, сопровождавшей президента В. Путина в Эр-Рияд, и скажу по личным впечатлениям: тогда планов было громадьё. И визит воспринимался как прорыв: Саудовская Аравия и Россия будут сотрудничать. Но по факту этого не получилось. Сотрудничество, конечно, шло, но не такими быстрыми темпами, как нам наобещали наши саудовские партнёры.

А вот сейчас такое ощущение, что за 12 лет не только много воды утекло, но и пришло реальное понимание того, что можно взаимодействовать, несмотря даже на какие-то политические расхождения, время от времени проявлявшиеся. У Москвы такое понимание было всегда. Наконец, и в Эр-Рияде это осознали.

Почему Эр-Рияд, который всегда себя позиционировал как один из основных союзников США в регионе, начал подобный дрейф в сторону России?

Е. Супонина: Саудовская Аравия всегда очень много надежд возлагала на своё партнёрство с США. И Дональд Трамп бывал в Эр-Рияде. Помните, загадочные танцы с саблями, закатывание глаз, чего там только не было. И главное – была объявлена огромная сумма будущих военно-технических контрактов между США и Саудовской Аравией. Конечно, в этой области многое делается, Д. Трамп своего не упустит, но в Саудовской Аравии были в шоке от той политики, которую сейчас ведут США на Ближнем Востоке. Саудовцы прямо говорят, что на американцев сегодня нельзя положиться. То они вводят войска в Сирию, то выводят войска из Сирии, то заявляют, что выводят, но там остаются. Саудовская Аравия так не хочет. Саудовцы хотят прямых, откровенных и более-менее предсказуемых партнёров. Политика – это серьёзное дело.

Что касается сближения России с Саудовской Аравией и выстраивания очень тесных отношений, в том числе и в военной сфере (имеется в виду закупка оружия), Россия пока не предлагает Саудовской Аравии купить свою систему ПВО, хотя кто знает. Есть такое ощущение, что Россия уже предлагала Саудовской Аравии купить свои комплексы. Насколько это сближение ситуативно, или оно всё-таки долгосрочно? Поманят США Саудовскую Аравию или прижмут их какой-нибудь историей, и всё: наше сотрудничество с Саудовской Аравией просто рассыплется?

Е. Супонина: Насчёт комплексов ПВО, наверное, это не только ощущения, но и, скорее, серьёзные данные. Действительно, такие комплексы Россия сейчас предлагает Саудовской Аравии. И это как нельзя актуально, особенно после атак на нефтехимический комплекс в Саудовской Аравии, совершенных с помощью беспилотников. Ведь Россия тоже с подобным сталкивается. Я только что побывала на российской военной базе Хмеймим, а также посетила российский пункт материальной-технического обеспечения в Тартусе, так там тоже существует угроза нанесения ударов при помощи беспилотников, но урона они не наносят, потому что очень хорошо налажена система ПВО. А в Саудовской Аравии, которая закупила за большие деньги американскую систему “Пэтриот”, почему-то беспилотники нанесли удары по очень важным объектам. Так не должны силы ПВО работать.

Россия предлагает Саудовской Аравии сделать так, чтобы закупленные комплексы работали с постоянным успехом и показывали свою эффективность. Я уверена, что и король Саудовской Аравии, и тем более молодой горячий наследный принц Мухаммед бин Салман оценят эти предложения, и разговоры перейдут в конкретную плоскость.

Ну а помимо обещаний и разговоров, в ходе этого визита будут подписано дополнительное соглашение по сотрудничеству в области стабилизации цен на нефть. Россия не является членом картеля ОПЕК, но активно сотрудничает с ним, в том числе через Саудовскую Аравию, которая играет в этой организации первую скрипку. Будут также подписаны дополнительные соглашения по поводу прямых инвестиций через одноимённые фонды, которые существуют и у нас, и в Саудовской Аравии. То есть, инвестиции будут и в Россию со стороны саудовцев, и в Саудовскую Аравию со стороны россиян. Энергетика, нефтехимический комплекс – все эти темы также будут обсуждаться.

Политическая жизнь в Саудовской Аравии всё-таки меняется. Это, прежде всего, касается положения женщин в обществе (в открытом пространстве). У женщин становится больше прав и больше свобод. Но насколько политическая линия Саудовской Аравии наследуется? Потому что сменится король и все эти соглашения могут просто исчезнуть. Или такого не произойдёт, потому что политическая линия в Саудовской Аравии наследуется в том числе?

Е. Супонина: На Ближнем Востоке, особенно сейчас, бывает всё, что угодно. Но король стремится к плавной передаче власти, и на этот раз на престол претендует его сын. Это что-то новое в саудовской политике, потому что обычно власть в Саудовской Аравии передавалась от брата к брату, а не от отца к сыну. Там была другая форма престолонаследия.

Ну а принц Мухаммед бин Салман связывает свои ожидания прежде всего с молодёжью этой страны. Это очень важно, потому что молодые люди сейчас представляют очень важную страту в населении большинства арабских стран, и Саудовская Аравия здесь не исключение. Когда с молодыми саудовцами разговариваешь, большинство из них не скрывают своего пиетета по отношению к наследному принцу и говорят, что связывают с ним свои ожидания. А эти ожидания связаны в том числе с такими простыми вещами, как трудоустройство, обучение в хороших вузах, обучение за рубежом. Сейчас в гостиницах в Саудовской Аравии всё чаще работают местные служащие, чего раньше не было. Сейчас всё чаще видишь там женщин, молодых девушек на различных работах. Такого тоже раньше не было. Государство финансирует какие-то фонды для молодёжи и даже кружки вроде «умелых ручек». И женщины-художники получают особые гранты, и много-много чего делается. Ну а получится ли? Так мы на Ближнем Востоке…