Весьма симптоматично, что действующему президенту не помогли гигантские денежные вливания со стороны США. Ни для кого не секрет, что США пролоббировали в прошлом году в Международном валютном фонде (МВФ) баснословный кредит для Аргентины – в 57 млрд долларов. Причем изначально речь шла о 50 млрд, однако затем американцы обрадовали своего союзника Макри дополнительными семью миллиардами. Всё, казалось, идет по американскому плану, который заключался в стабилизации экономики, обуздании инфляции и, соответственно, в создании образа Макри как «спасителя нации» – что важно в канун выборов.

Между тем, рецепты МВФ и чикагской школы экономики, сторонником которой, судя по всему, является Макри, не вытащили Аргентину из хронического экономического кризиса. Монетаризм и либерализация рынка не сработали. Результаты правления Макри по американским лекалам привели к тому, что 35 процентов из 45-миллионного населения Аргентины в прямом смысле голодают. Среди голодающих – половина всех аргентинских детей. Еще в канун выборов Фернандес заявил, что «самый большой позор Аргентины — это голод» ее граждан. И своей первоочередной задачей на посту президента он назвал  снижение цен на товары первой необходимости, что предполагает частичный контроль со стороны государства за ценами на продовольствие. Фернандес намерен создать Аргентинский федеральный совет против голода. Предполагается еще целый ряд мер в интересах малообеспеченных слоев населения.

Поэтому понятно, что большинство аргентинцев предпочло социально ориентированную программу «перонистов» курсу нынешнего президента, который, по их ощущениям, вел бы их к дальнейшим лишениям. Избиратели отдали свои голоса левым, даже несмотря на то, что их победа грозила обрушить национальную валюту песо и, соответственно, привести к потери части накоплений граждан. Такое поведение песо обусловлено панической реакцией крупных инвесторов и валютных спекулянтов, которые опасаются того, что при левом правительстве государство будет активно вмешиваться в экономику и введет ограничения на покупку валюты.

Такое Аргентина наблюдала после «праймериз» (предварительных выборов) в августе этого года, когда также убедительно победил Фернандес, предначертав себе победу на реальных выборах в октябре. Тогда курс упал с 46 до 55 песо за доллар: инвесторы скупали американскую валюту в попытке сберечь свои финансовые активы. Накануне нынешних выборов, в «предвкушении» победы Фернандеса, паника инвесторов обрушила курс до 75 песо за доллар. Но либералы все равно проиграли. Аргентинцы, несмотря на опасность резких девальвационных скачков, проголосовали за левых.

Результаты президентских выборов в Аргентине могут положить начало новому «левому» политическому циклу во всей Латинской Америке. Сегодня в большинстве стран континента у власти находятся правые правительства. Их «правость» выражается, во-первых, в безоговорочном принятии рецептов МВФ, в либеральном взгляде на собственную экономику и в фактическом признании приоритета интересов американских корпораций. И во-вторых, в том, что все страны Латинской Америки идут в фарватере внешней политики США. Классическое свидетельство тому — безоговорочная поддержка практически всей Латинской Америкой (за редким исключением) агрессивного курса Вашингтона в отношении Венесуэлы, Кубы и Никарагуа. Мы наблюдаем феноменальное воплощение доктрины Монро в современных условиях.

Но аргентинские выборы грозят снова изменить восстановленный было Штатами статус-кво, существовавший полтора века и подорванный в нулевые годы во многом благодаря политике Венесуэлы при президенте Уго Чавесе. Тогда, в нулевые, Латинская Америка вновь увидела возможность выйти из-под доктрины Монро. Конечно, пример независимой Кубы никуда не делся, однако суверенный курс Венесуэлы Уго Чавеса был совершенно новой струей в проамериканском политическом климате континента. Теперь Аргентина способна вновь качнуть ситуацию в Латинской Америке влево. Массовые протесты в Чили из-за по сути пустяшного повышения цены на проезд в метро показали, что у населения накопилась масса недовольства политикой правого правительства. То же самое наблюдалось в последние дни в Эквадоре, где либерализация цен на топливо привела к народному бунту. Недовольство населения стран Латинской Америки правлением правых буквально висит в воздухе, и потому аргентинские выборы видятся началом нового «левого» цикла в регионе.

Победа Фернандеса полностью ломает планы американцев на Аргентину. Во-первых, потому что новый президент может затормозить планы создания в Аргентине трех американских военных баз, о чем правительство Макри тайно договорилось с администрацией США. Эти базы должны занять ключевые позиции на территории Аргентины — на севере, в центре и на юге страны, контролируя богатые месторождения сланцевого газа, один из крупнейших в мире подземных водоносных горизонтов «Гуарани», а также судоходство в южных широтах и Антарктиду. Можно не сомневаться, что тандем Фернандес – Киршнер станет объектом жестких и разноплановых атак со стороны США.

Есть еще и  другой аспект, который  раздражает американцев. Левые в Латинской Америке традиционно дружественно относятся к России. «Перонисты» не исключение. Достаточно вспомнить визиты Киршнер в Москву (2015 г.) и визит президента России Путина в Буэнос-Айрес (2014 г.), а также то, что Киршнер в 2014-м резко осудила позицию Запада, отказавшегося принять итоги референдума в Крыму о воссоединении с Россией. Эти симпатии левых в Латинской Америке к России основываются не столько на том, что в России на протяжении 70 лет правили коммунисты, сколько на том, что СССР и затем Россия традиционно рассматриваются как антипод США и их грабительской эгоистичной политики повсюду в мире.

Нельзя назвать случайностью то, что, например, при левом правительстве президента Лулы да Силва Бразилия была среди организаторов группы БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), где ведущую политическую скрипку играет именно Россия. Трудно отрицать, что Россия руководствуется не только собственными экономическими интересами, но и моральными принципами,  не свойственными абсолютному большинству игроков на международной арене. И это сильно контрастирует с доктриной Монро. А потому можно рассчитывать, что в целом традиционно стабильные отношения между Аргентиной и Россией при новом президенте Фернандесе и вице-президенте Киршнер приобретут новый позитивный потенциал.

Игорь Пшеничников, эксперт РИСИ