Колоссальные по своим масштабам акции протеста, которые не утихают в Чили уже несколько недель, могут кому-то показаться неожиданными и странными, учитывая то, что Чили традиционно считается страной стабильной и экономически преуспевающей на фоне других государств континента. Однако взрыва народного недовольства таких невиданных масштабов в Чили ждали давно. Как ждут извержения вулкана: он внешне спокоен, но изнутри постоянно и долго подаёт тревожные признаки гигантского внутреннего напряжения, которое не может не прорваться наружу. Это извержение способно повернуть влево форму социально-экономического развития Чили и может накрыть всю Латинскую Америку.

Всего четыре цента? А такая буря! 

Повод, который высвободил энергию чилийского «вулкана», совершенно пустяшный. В начале октября власти подняли цену проезда в метро на 30 песо. Это всего четыре американских цента! И это незначительное подорожание вывело на улицы Сантьяго и других чилийских городов более миллиона человек, против которых была брошена бронетехника. Более 20 человек уже погибли. Сотни раненых и арестованных. Разгромлены многие станции столичного метро. Акции протеста день ото дня вспыхивают с новой силой.

Власти то вводят, то отменяют чрезвычайное положение и комендантский час. Страна в хаосе. Президент С. Пиньера пошёл на весьма неприятный для имиджа страны шаг – отменил намечавшийся в Сантьяго на ноябрь саммит АТЭС и климатический форум COP25, который должен был пройти в декабре.

Даже не искушённому в политике человеку понятно, что дело не в подорожании билета на метро. Глубинная причина непрекращающихся массовых протестов в Чили – это узаконенное в этой стране социальное неравенство в крайнем его проявлении.

Всё на продажу!

К нынешнему социальному взрыву привело накопившееся в чилийцах за десятилетия недовольство социально-экономической политикой властей. В течение долгих лет власти страны проводили политику тотальной приватизации. Государство практически самоустранилось из всех сфер социально-экономической жизни. В Латинской Америке, да и, пожалуй, во всём мире не найти другой страны с такой же степенью приватизации, как в Чили.

Тотальная приватизация в Чили началась ещё в 80-е годы прошлого века,  во времена диктатуры А. Пиночета. Тогда диктаторский режим принял рекомендации известного американского экономиста Милтона Фридмана –  советника президента США Р. Рейгана, сторонника свободного рынка и минимального вмешательства государства в экономику.

В результате в Чили  правила свободного рынка были применены не только к экономике как таковой, но и прежде к социальной сфере: образованию, медицине, системе пенсионного обеспечения. Все эти ключевые и чувствительные для населения сферы были приватизированы и выведены из-под государственного регулирования.

Чили заполучила абсолютно сегрегированную систему социальной защиты, которая не гарантирует всеобщих социальных прав. Проще говоря, в такой системе привилегии и преимущества имеет тот, у кого толще кошелек.

Система образования – основа расслоения общества

Особое значение в этой социальной системе Чили по пиночетовскому образцу приобретает образование. Качественное образование стало доступно только детям платёжеспособных родителей. И что самое важное, сложившаяся ситуация в образовании репродуцирует и закрепляет социальное неравенство и расслоение в Чили.

Как отмечает в этой связи испанская газета El País, школьная система в Чили «неравномерна и стратифицирована» и характеризуется «генерацией дифференцированных и расходящихся образовательных траекторий».

То есть, тот молодой чилиец, который попадает в школу для богатых, автоматически направляется по тому пути, который со временем непременно введет его в небольшую группу лиц, принимающих решения в области экономики и государственного управления. А тот, кто не может оплачивать качественное образование, соответственно, неизбежно пополняет ту часть общества, которая называется «беднейшими слоями населения».

«Чилийское экономическое чудо»

Экономическая политика Пиночета, основанная на рекомендациях Фридмана, дала некий импульс развитию предпринимательства. В 90-е годы было модно говорить о «чилийском экономическом чуде», которое случилось в результате правления Пиночета. Чили сегодня является передовой страной в Латинской Америке по объёму ВВП на душу населения. Однако этот показатель весьма лукав, поскольку сравним со «средней температурой по больнице».

Ключевое слово здесь – «средний». Дело в том, что 33% от общего ВВП Чили приходится всего лишь на один процент населения.

Это наглядно иллюстрирует крайнее расслоение общества – на горстку очень богатых и на основную массу бедных. Это и является глубинной причиной протестного взрыва, который мы сейчас наблюдаем в Чили. Существующая с времён Пиночета система увековечена институциональными рамками, юридическими и социальными нормами. И что очень важно, эти нормы, как пишет El País, «наносят ущерб достоинству людей и допускают систематические злоупотребления со стороны привилегированных групп».

Коса на камень

Даже если молодёжный бунт в Чили сейчас сойдёт на нет, то причина его возникновения, связанная с узаконенным колоссальным расслоением общества, никуда не денется. Чилийцы вплотную столкнулись с ситуацией, когда нельзя ничего изменить, не изменив заложенную ещё Пиночетом систему социально-экономического развития страны.

Но захотят ли её менять те, кто получает выгоду от этой системы и ради кого, по сути, эта система была создана – местный крупный и средний капитал?

Кстати  Сам президент Чили Пиньера – крупный предприниматель, местный олигарх. Известно, что ещё недавно он владел долями в крупнейшей в Латинской Америке авикомпании LATAM Chile, в телекомпании Chilevisión и в другом доходном бизнесе. И якобы после победы на выборах он принял решение продать все свои активы. Но так или иначе, его состояние журнал Forbes оценивает в 2,4 млрд долларов. И то, что мультимиллиардер стал президентом Чили, совсем не удивительно, учитывая всё выше сказанное. Другому человеку на этот пост путь закрыт.

Трудно представить, что Пиньера и тот состоятельный и по сути власть имущий один процент населения Чили, который за ним стоит и ради которого была узаконена существующая социально-экономическая модель Чили, захотят рубить сук, который их держит. Политическая жизнь Чили, пишет El País, характеризуется «кризисом представительства и легитимности», «различными случаями коррупции и попыток захвата со стороны групп, которые стремились использовать законодательный процесс для легитимизации своих преимуществ».

Что ждёт Чили: дальнейшее расслоение общества и ещё более мощный взрыв или всё же изменение в пользу социальной справедливости мирным путем? О форме изменений сказать трудно. Но то, что они назрели, это очевидно.

Латинская Америка – поворот влево

Вся Латинская Америка сейчас стоит на пороге нового, левого политического цикла. Народные протесты в Чили – это начало поворота всего латиноамериканского региона влево.

Недавно в соседней Аргентине на президентских выборах победили левые – на фоне плачевных результатов правления президента-либерала Маурисио Макри. Он также являлся сторонником свободного рынка, наподобие чилийского, и поклонником либеральных экономических теорий «made in USA». И со временем эта тенденция, судя по всему, распространится на весь континент. На очереди, похоже, Бразилия, где сейчас правит «бразильский Трамп» Жаир Болсонару.

Между тем, Бразилия ещё раньше, чем Аргентина и Чили, должна была бы повернуть влево. Это могло случиться на президентских выборах 2018 года, если бы в них участвовал самый харизматичный за всю историю Бразилии левый политик Лула да Силва, бывший уже президентом Бразилии и проводивший курс в интересах широких слоёв населения. В канун выборов, – думается, не без подсказки из Вашингтона, – против Лулы возбудили уголовное дело в коррупции. По сути ничего не доказали, но упекли Лулу в тюрьму и тем самым выбили его из президентской гонки. Всё же ещё не вечер, и бразильский президент Болсонару с опаской взирает на Южный конус Латинской Америки, откуда на весь континент дуют ветры перемен.

Неоспоримым является тот факт, что либеральные экономические рецепты, которые десятилетиями Соединённые Штаты насаждают в странах региона, дают сбой и уже себя дискредитировали.

Об этом свидетельствуют катастрофические результаты правления правого президента Макри в Аргентине (и потому избиратели сделали другой выбор, в пользу ориентированных на социальную справедливость «перонистов») и взрыв народного недовольства в Чили.

«Во всем виновата Россия»

Эта статья была бы не законченной, если не упомянуть то, что Госдеп  США  заметил признаки «влияния» России на протесты в Чили. Агентство Reuters растиражировало слова высокопоставленного представителя внешнеполитического ведомства США, который сказал: «Мы видели признаки активности России в поддержку негативного хода дебатов (в обществе)». Люди из России, мол, воспользовались нестабильностью в Чили и «исказили её с помощью использования и злоупотребления троллингом в социальных сетях».

Смешно, конечно. Можно ответить Госдепу так: это Вашингтон воспользовался ситуацией в Чили, чтобы снова во всём обвинить Москву. Впрочем, ещё раз можно напомнить, что чилийцы протестуют против той ультралиберальной модели экономики, которая была воплощена и до сих пор действует в их стране по рецептам американского экономического «гуру» Фридмана.

Экономическая лаборатория

А можно предположить и большее, а именно то, что американские экономисты попросту превратили Чили в экспериментальный полигон для испытания «в поле», на целом народе своей экономической теории, которая должна была привести и привела к построению химически чистого капитализма, в котором нет места интересам живого человека и нет ничего личного – only business. А что? Богатая идея: превратить целую страну в экономическую лабораторию.

Совершенно ясно, что рецепты свободного и нерегулируемого рынка – это нечто такое, что США и впредь будут навязывать другим государствам Латинской Америки. Так как только в условиях нерегулируемого рынка США могут в полной мере обеспечить интересы своих корпораций в странах к югу от Рио-Гранде. Доктрину Монро никто не отменял.

Игорь Пшеничников, эксперт РИСИ