Как отмечает эксперт РИСИ Сергей Ермаков, «такая ситуация с Турцией говорит о том, что эрозия в НАТО есть. И уже давно говорится и обращается внимание на то, что НАТО действительно испытывает серьезный внутренний кризис, кризис идентичности. Он прежде всего связан с тем, что основные цели этого блока не отвечают реальным вызовам и угрозам странам-членам этого альянса. И на примере Турции это очень наглядно и рельефно видно. У Турции есть серьезные проблемы в области безопасности, есть свои национальные интересы, есть свои планы — как они видят построение региональной безопасности, и в этих планах НАТО все больше занимает другую позицию, которая расходится с позицией Анкары. Можно сказать, что между Вашингтоном и Анкарой отношения ужесточаются, и они если не конфликтные, то уже переходят в конфронтационную плоскость, когда Вашингтон угрожает Турции санкциями и т. д. Все это, безусловно, сказывается и на деятельности блока. Но не надо сильно обольщаться относительно НАТО в целом. С июльского саммита планы сдерживания России реализуются. И здесь сейчас виден больше торг со стороны Анкары, но поживем — увидим, что будет на саммите в Лондоне. И это, наверное, будет самый ключевой момент, и это может быть такой точкой дислокации. И если реально на саммите не удастся договориться, не удастся обеспечить консенсус, тогда НАТО ждут очень серьезные испытания и испытания не просто на прочность, а на выживание».

По словам эксперта, «5-я статья Договора НАТО — это ключевая статья, которая объединяет страны-члены альянса. И сейчас не безусловный характер этой 5-й статьи — то есть предоставление полных гарантий безопасности — это такой выбор для блока. В том числе если мы говорим о Турции, то Турция как раз с военно-политической, с военно-стратегической точки зрения ключевой союзник для НАТО. И не надо забывать, что на территории этой страны находится американское ядерное оружие, находится военная база США, которая включена в планы в том числе и сдерживания России в Черноморском регионе и Средиземном море, хотя Россия никогда не претендовала на господство в Средиземном море. И в этом плане перед НАТО стоит очень серьезный выбор».