Ливийский маршал Халифа Хафтар покинул Москву, не подписав соглашения о перемирии с триполийский Правительством национального согласия. Без сомнения, это означает удар по дипломатическим усилиям России и Турции положить конец вооруженной междоусобице, ввергшей Ливию в гражданскую войну. Но остается ли окно возможностей для урегулирования в этой арабской стране?

Собственно, большой неожиданностью демарш Хафтара и не стал: ведь еще до московских переговоров, после того, как лидеры России и Турции призвали противоборствующие в Ливии стороны объявить о прекращении огня с 12 января, командующий Ливийской национальной армией заявил, что не собирается прекращать наступления на Триполи. Хафтар тогда поставил условием для возобновления политического процесса «уничтожение террористических группировок» и роспуск контролирующих столицу вооруженных формирований. Но потом все-таки согласился приехать на переговоры.

Так что да – то, что главные действующие лица ливийской междоусобной драмы в конце концов разъехались из Москвы без подписанного соглашения о прекращении огня, это, конечно, минус. Но вполне ожидаемый минус. На который существует и плюс – то, что лидеры противоборствующих сторон вообще согласились принять участие в многочасовых переговорах (пусть и не прямых, а ведущихся через российско-турецкое посредничество). Условным плюсом является и тот факт, что глава контролирующего Триполи Правительства национального согласия Файед Сарадж подписал все-таки документ о прекращении огня. Правда, без согласия его главного противника ценность этого соглашения невелика.

Формально действия Хафтара на переговорах выглядят как его желание получить дополнительное время, чтобы принять окончательное решение. Но насколько сильно стремление этого военачальника к установлению мира с его противниками?

Недовольство маршала Хафтара вызвало то, что соглашение не учитывает многие из требований Ливийской национальной армии. В частности, если верить осведомленным источникам, Хафтару не понравилось то обстоятельство, что в соглашении отсутствовал пункт, оговаривающий сроки роспуска вооруженных формирований, воюющих на стороне ПНС против хафтаровских войск. Но явно есть и другие поводы для недовольства командующего Ливийской национальной армии.

«Самым неприятным моментом является условие вывода войск Хафтара из южной части Триполи, – заявил в комментарии компании Al Jazeera ливийский ученый Мустафа Фетури. – Я не вижу, чтобы Хафтар принял это условие, потому что это просто означало бы его поражение. Еще один сложный момент – это отвод войск Хафтара из Тархуны, основного пункта снабжения и контроля его сил… Маловероятно, что он покинет этот район».

С другой стороны, Хафтара можно заподозрить в том, что он, чувствуя свое военное превосходство, затягивает с подписанием договоренностей, чтобы закрепить успехи и, тем самым, получить дополнительные рычаги давления на переговорах. Или вообще надеется сломить сопротивление войск, верных триполийскому правительству – и к чему тогда с кем-то заключать соглашения? Во всяком случае, во вторник на официальной странице сторонников маршала Хафтара в Facebook появилось сообщение о том, что верные ему силы готовы и преисполнены решимости добиться победы в продолжающейся уже девять месяцев битве за Триполи. И, как передают турецкие СМИ, после отъезда из Москвы Хафтара бои в некоторых частях ливийской столицы возобновились.

Как бы то ни было, в воскресенье, 19 января, в Берлине должны состояться переговоры по урегулированию в Ливии, которые проводятся в рамках усилий спецпредставителя ООН Гассана Саламе положить конец затянувшемуся конфликту в североафриканской стране. И с учетом неудавшейся попытки заключить в Москве соглашение о прекращении огня перспективы берлинской встречи становятся достаточно туманными. Во всяком случае, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что если Хафтар продолжит действовать в том же духе, то не будет никакого смысла для берлинского процесса по Ливии: «Хафтар, не подписавший соглашение о перемирии в Ливии, показывает, кто хочет войны, а кто хочет мира; Турция внесла свой вклад в перемирие и мир и будет продолжать это делать». В свою очередь, ливийские источники утверждают, что Хафтар попросил возможность в течение четырех дней рассмотреть различные спорные моменты в соглашении о прекращении огня. И сказал, что ожидает приглашения на конференцию в Берлине.

Андрей Яшлавский

ЧТО ДАЛЬШЕ?

— То, что переговоры состоялись, само по себе большой прогресс и успех, — говорит советник директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Елена СУПОНИНА. — Уговорить Сараджа и Хафтара приехать в Москву было непросто, и никто не давал стопроцентных гарантий того, что им удастся договориться. Второй позитивный момент — это то, что на время переговоров напряженность в Ливии спала. Ливийцы — очень непростые переговорщики, ливийский национальный характер взрывной, жесткий. Наши дипломаты об этом хорошо знают. Поэтому прорыва никто не ожидал…

Ливийский узел действительно представляется запутанным настолько, что распутать его за один день — невыполнимая задача. И сторонники Сараджа, и ЛНА Хафтара использовали заключенное на время переговоров перемирие для укрепления своих позиций. Во вторник стало известно, что в Триполи прибыли подкрепления из… Сирии — сотни боевиков, которые доставляются турецкими военными для поддержки своих ливийских протеже; а до этого в боях за Триполи неоднократно «светилась» бронетехника и вооружение турецкого производства. Комментируя итоги переговоров, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил: Анкара оставляет за собой право на вмешательство в ливийский конфликт. «Если удары по позициям международно признанных властей Ливии возобновятся, Турция будет готова преподать должный урок Хафтару». Сторонники Хафтара в свою очередь обещают обратиться за помощью к соседнему Египту в случае вторжения извне (читай прямого вмешательства Турции в конфликт).

Новое, более длительное и прочное перемирие может быть заключено на Международной конференции по Ливии, которая должна пройти в Берлине 19 января.

— Важно, что первый шаг стороны сделали в Москве. В контексте предстоящей конференции в Германии, если она состоится, важно, что Россия действует в ливийском вопросе вместе с Европой, Турцией и другими вовлеченными странами, — отметила Елена Супонина, — однако окончательного мира в Ливии сейчас достичь невозможно. Перед встречей в Москве речь изначально шла только о перемирии, а установление мира — это работа на будущее, — заключает эксперт.

Артемий Шарапов