Заторможенный конфликт: как COVID-19 скажется на зонах боевых действий

Мы в СМИ
Карантин приостановит войны, но не переломит логику их развития

Генсекретарь ООН Антониу Гутерриш призвал страны прекратить огонь «во всех уголках мира», отменить санкции и направить усилия на борьбу с общим врагом — пандемией коронавируса. Пока международные конфликты и санкционные противоречия идут по инерции, хоть и с меньшей скоростью, и, похоже, эпидемия COVID-19 снизит их интенсивность, но вряд ли изменит логику развития. «Известия» проанализировали, как бушующий в мире вирус влияет на мирное урегулирование четырех наиболее крупных конфликтов — в Ливии, Сирии, Афганистане и на Украине.

— Я взываю к воюющим сторонам: остановите военные действия, отбросьте недоверие и вражду, заставьте пушки замолчать, прекратите артиллерийские обстрелы, остановите авиаудары, — заявил Антониу Гутерриш еще 23 марта во время видеоконференции, подчеркнув, что как можно скорее «следует положить конец недугу войны и бороться с болезнью, которая бушует в мире».

На следующий день дипломат призвал прекратить не только войны горячие, но еще и санкционные — в своем обращении к лидерам «большой двадцатки» он призвал их снять санкции со стран и обеспечить им доступ «к продовольствию, медицинским товарам для их поддержки в борьбе с COVID-19». «Настало время солидарности, а не изоляции», — подчеркнул Антониу Гутерриш.

Насколько эти призывы найдут отклик у лидеров G20, станет понятно уже 26 марта — в этот день они по видеосвязи проведут экстренный саммит по коронавирусу. Ну а пока представить, что инфекция заставит стороны различных конфликтов сложить оружие и начать сообща бороться с болезнью, сложно. По мнению экспертов, она больше разъединяет страны, нежели приводит их к общему знаменателю.

— Даже при противостоянии вирусу сильна инерция старых подходов. О COVID-19 стало известно в начале года, но это не предотвратило эскалацию в Сирии или нарушение режима прекращения огня в Ливии — на фоне этого вируса очень многое продолжалось «как всегда», — отметил в беседе с «Известиями» глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — Какого-то катарсиса и нового понимания о единстве мира пока не произошло. Это, конечно, не отменяет помощь стран друг другу. Но сейчас мы видим, что коронавирус мир скорее разъединяет.

 Украина

 Длительность: с 2014 года по н.в.

 Число жертв среди гражданского населения: более 10 тыс.

 Число внутренне перемещенных лиц: около 1,5 млн.

Вспышка коронавируса в Европе пришлась на конец февраля и застала переговорщиков по конфликту в Донбассе за спорами о перспективах нового саммита Германии (29 212 заражений и 126 летальных исходов), России (658), Украины (73 и 3) и Франции (19 856 и 860). Так, Киев представил планы запустить «нормандский формат» на уровне глав МИДов за месяц до встречи на высшем уровне, которая, по его расчетам, должна состояться в апреле 2020 года. В Москве эти договоренности опровергали, требуя, чтобы Берлин и Париж повлияли на своих украинских коллег, а также заявляли: следующий саммит будет возможен только после того, как будут реализованы все решения парижской встречи, состоявшейся 9 декабря 2019 года.

Подвижки начались 11 марта на заседании контактной группы в Минске. Тогда при участии кураторов из Киева и Москвы Андрея Ермака и Дмитрия Козака стороны наметили контуры обмена пленными, обозначили КПП для гражданских на линии соприкосновения и задали параметры политического диалога, договорившись закрепить эти решения на следующих переговорах 25 марта. Однако уже к тому моменту Киев ввел ограничения на пунктах пропуска с самопровозглашенными Донецкой и Луганской народными республиками, запретив проход людей с неподконтрольных территорий при наличии у них признаков коронавируса. Таким образом пандемия уже вмешалась в ход урегулирования.

— Пока существенного сокращения взаимных обстрелов в Донбассе не наблюдается, поэтому на ход конфликта и его урегулирование эпидемия существенного влияния не имеет, — сказал «Известиям» глава Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Но тут надо обратить внимание на то, что на Украине нет доверия относительно числа зараженных — есть подозрение, что инфицированных гораздо больше. В ближайшее время должны заработать тесты, и тогда влияние вируса на политику станет понятным.

 Ливия

 Длительность: с 2011 года по н.в.

 Число беженцев и просителей убежища: 50,6 тыс.

Число внутренне перемещенных лиц: 268,6 тыс.

Ливия вошла в список из девяти стран африканского континента — наряду с Малави и Лесото, — где случаи заражения коронавирусом не зарегистрированы. Тем не менее на ситуацию в стране COVID-19 повлиял значительно. С одной стороны, внешние игроки немного самоустранились от решения кризиса — в середине марта Италия, пострадавшая от болезни больше всех, сообщила о переносе встречи комитета по Ливии, намеченной на 19 марта.

С другой — пандемия подтолкнула стороны к перемирию. 15 марта глава международно признанного Правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж объявил в стране режим чрезвычайного положения, выделив на профилактику болезни порядка $360 млн. В Ливии запретили проводить свадьбы и похороны, закрыли рестораны и другие места досуга, а также объявили ночной комендантский час. Неделю спустя, 22 марта, лидер другой стороны — Ливийской национальной армии (ЛНА) — Халифа Хафтар заявил о приостановке боевых действий с тем, чтобы страна сосредоточилась на борьбе с COVID-19.

Здесь надо отметить, что еще в середине января 2020 года главные нефтяные объекты страны были закрыты. Это привело к крупным финансовым потерям, которые, по данным Национальной нефтяной корпорации, составили около $3 млрд. На это накладывается сложная ситуация в системе здравоохранения — во времена Муамара Каддафи медперсонал был в основном из-за рубежа, и за время конфликта ситуация улучшиться не могла.

— Внешние игроки в силу своих внутренних проблем готовы уделять конфликту гораздо меньше внимания, чем до пандемии. Таким образом их участие снижается как в прокси-войнах, так и в мирном урегулировании, — пояснил «Известиям» глава Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. — Еще один важный фактор — сокращение международной торговли. У сторон становится меньше ресурсов для продолжения конфликта. Но говорить о том, что это приведет к полномасштабному перемирию, не стоит.

Сирия

Длительность: с 2011 года по н.в.

 Число беженцев: 5,6 млн.

Число внутренне перемещенных лиц: около 6,2 млн.

Первый и пока единственный случай заражения коронавирусом в Сирии был зарегистрирован 22 марта — до этого она входила в четверку стран Ближнего Востока (вместе с Ливией, Йеменом и Южным Суданом), не подвергшихся заразе. Накануне власти закрыли все погранпереходы и междугороднее транспортное сообщение, приостановили занятия в школах и вузах, закрыли доступ к шиитским святыням. Как ранее рассказал «Известиям» посол САР в России Риад Хаддад, борьбу с вирусом в республике осложняют международные санкции — из-за них в страну не поступают лекарства и медицинское оборудование.

По оценке экспертов, пандемия никак не повлияла на положение вещей в сирийской провинции Идлиб, которая в последние месяцы стала главной проблемной точкой конфликта.

— Возможно, игроки — Турция, Россия и САР — временно переключат часть внимания на ситуацию внутри своих стран. Однако пока вооруженные силы Анкары продолжают оставаться в той части Идлиба, которая контролируется протурецкими группировками и террористами, — рассказал «Известиям» руководитель Центра изучения Ближнего и Среднего Востока РИСИ Владимир Фитин. — Говорить о том, что вирус принесет стабилизацию на длительный срок, не приходится.

При этом COVID-19 не помешал российско-сирийским контактам: 23 марта министр обороны РФ Сергей Шойгу встретился в Дамаске с президентом САР Башаром Асадом, чтобы заверить его: Москва продолжит придерживаться соглашений президентов России и Турции относительно ситуации в Идлибе. В контексте этих договоренностей 15 и 23 марта военные двух стран провели совместные патрули вдоль трассы М4.

Особую тревогу вызывает ситуация в лагерях для перемещенных лиц Аль-Холь, где содержатся семьи боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ), и Рукбан на юге Сирии. Оба находятся вне ведения Дамаска — первый контролируют курдские военизированные отряды, второй — боевики «Магавир ас-Саура». В Аль-Холе проживает свыше 70 тыс. человек, большая их часть — женщины и дети младше 14 лет.

Контролировать эпидемиологическую обстановку на северо-западе страны непросто, к ситуации подключилась Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Она разработала меры, которые включают осмотр людей на пропускных пунктах и оснащение местных больниц аппаратами для вентиляции легких (ИВЛ). Планам ВОЗ могут помешать действия местных боевиков — так, 21 марта в Идлибе боевики «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ) похитили группу волонтеров Красного Полумесяца.

Афганистан

Длительность: с 2001 года по н.в.

Число жертв среди гражданского населения (c 2010 года): около 100 тыс.

На данный момент в Афганистане зарегистрировано 40 случаев заражения и один летальный исход. В среднем количество больных увеличивается на 5–6 человек каждые сутки. Однако ограниченные ресурсы диагностики дают повод говорить: количество инфицированных может быть гораздо больше — после вспышки COVID-19 в соседнем Иране в Афганистан вернулось свыше 30 тыс. репатриантов, среди которых могли быть переносчики вируса.

Ситуация в стране осложняется из-за срыва диалога между официальным правительством и «Талибаном» (запрещено в РФ). 29 февраля в столице Катара США и талибы подписали мирное соглашение, согласно которому группировка обещала начать переговоры с Кабулом о прекращении огня и обмене пленными. Запустить диалог планировали 10 марта, однако уже 19-го руководство страны распорядилось возобновить боевые операции против «Талибана». На фоне фактического срыва американо-афганской сделки США сократили финансовую помощь Кабулу на $1 млрд в этом и следующем году.

По словам директора Центра изучения современного Афганистана Омара Нессара, коронавирус пока не сплотил талибов и официальный Кабул — два лагеря по-прежнему действуют автономно и ведут боевые действия против друг друга. При этом 24 марта президент страны Ашраф Гани призвал стороны прекратить боевые действия, чтобы власти смогли наладить работу системы здравоохранения.

— Если инфекция начнет распространяться, как в Иране или Италии, афганская система здравоохранения не справится. Власти понимают это, поэтому во вторник они приняли решение ввести карантин в городе Герат, приграничном с Ираном, а также ограничили передвижение между Гератом и другими городами Афганистана, — пояснил «Известиям» эксперт. — На подконтрольной «Талибану» территории нет централизованной системы здравоохранения, а это значит, что там уровень здравоохранения еще ниже.

По словам Омара Нессара, талибы это понимают и потому не мешают государственным больницам. Если коронавирус продолжит распространение по стране, талибы могут пойти на временное примирение и сотрудничество с Кабулом, но вряд ли они будут делать это официально, отметил эксперт. При этом не стоит исключать, что «Талибан» постарается использовать возникший кризис, чтобы показать неспособность правительства Ашрафа Гани контролировать вспышку инфекции и бороться с ней.

Екатерина Постникова

Эльнар Байназаров

Афганистан Украина Ливия Владимир Фитин коронавирус Сирия Донбасс