Россия к началу нефтяной войны и пандемии коронавируса пришла с общими ликвидными активами в 15,1 трлн рублей – именно столько насчитывалось к концу марта, судя по данным Центробанка. Эта сумма складывается из депозитов федеральных органов и активов региональных правительств. Накопленная ликвидность федерального центра включает в основном валютные средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и валюту, которую Минфин успел купить в начале года при ценах на нефть выше $42,4 за баррель

В начале марта для российской экономики начался “идеальный шторм” – обвал цен на нефть до минимумов 1999 года плюс карантинные меры из-за эпидемии коронавируса, которые привели к остановке целых секторов. Однако падение курса отечественной валюты привело к переоценке хранящихся в валюте финансовых запасов. Так что сейчас общая “финансовая подушка безопасности” России насчитывает порядка 18 трлн рублей.

“Столь внушительная цифра показывает, что российское руководство не зря выбрало накопительную модель поведения с 2014 года и упорно формировало финансовые запасы, – отмечает эксперт. – И такая “подушка” должна применяться именно в критический момент для поддержки экономики. Деньги у страны есть, пусть и числятся по разным ведомствам, то есть имеют разное назначение. Но главное, что страна встречает кризис с внушительным запасом.

И сейчас для применения этих средств в первую очередь правительство должно определиться с приоритетами. Будут ли это поддержка бизнеса, социальные программы, вложение в отдельные сектора экономики – решать кабмину. Второй шаг – определить объем средств и из каких источников их нужно направлять на решение приоритетных задач. Таким образом наиболее острые из проблем вполне можно снять.

При этом требуется особый подход не просто по-бухгалтерски стабилизировать ситуацию в той или иной отрасли, а заложить базу для поддержки экономики в сложный период”.

Бюджетное правило требует пересмотра

Определенной проблемой в вопросе направления средств из накоплений на решение первоочередных задач называют применяемое в России бюджетное правило. Оно состоит в том, что правительство направляет в резервы все доходы, получаемые при реализации нефти на мировом рынке по цене выше 40 долларов за баррель. Но сейчас эта цена ниже, а значит, Минфин вынужден продавать валюту, чтобы заместить выпадающие из бюджета средства.

С 7 апреля Минфин приступил к реализации валюты из ФНБ. Глава Счетной палаты Кудрин заявляет, что в кризисный период для поддержки экономики требуется потратить порядка 7% ВВП. Скептики утверждают, что ФНБ при этом расходовать нельзя, так как впоследствии не удастся свести бюджет страны “в ноль”. Но при этом непонятно, откуда представители либеральной школы экономики предлагают взять средства на антикризисные меры.

“Бюджетное правило отлично себя показало в формировании финансовых запасов в стабильные времена. Но руководствоваться им сейчас нецелесообразно – реалии кардинально иные. Сейчас главное – не допустить, чтобы экономика страны сползла в рецессию, она должна остаться в позитивной зоне роста. Для этого потребуются финансовые ресурсы, подкрепленные антикризисными мерами и стимулами для бизнеса.

И когда стране удастся добиться удержания экономики на приемлемом уровне роста, все высказывания о бюджетном правиле и неприкосновенности ФНБ просто станут неактуальными. Сейчас нужна платформа для полноценной поддержки экономики – все страны мира ищут возможность поддержать бизнес на фоне кризиса, дать ему возможность перестроить работу. Идти в России другим путем – значит подкосить предпринимательство и уйти в рецессию”, – подчеркивает Беляев.

Дефицит бюджета – не катастрофа

В этом году, по оценкам экспертов, общий объем выпадающих доходов бюджета (и нефтегазовых, и ненефтегазовых) составит 3-4 трлн рублей при ценах на нефть $25–35 за баррель относительно первоначального бюджетного плана при средней цене нефти $57. Бюджетная роспись Минфина на 1 апреля предполагает общие расходы за год на уровне 20,8 трлн рублей, доходы – чуть более 20 трлн. Недостающую часть вполне можно взять из ФНБ.

“Вопрос о необходимости внесения изменений в бюджетное правило зависит от многих факторов, в том числе от тенденций дальнейшего развития экономической ситуации в стране и мире. Однако в текущей ситуации пока можно не менять бюджетное правило”, – заявил Кудрин. Накануне экономист Никита Масленников подсчитал: на поддержку бизнеса потребуется порядка 7 млрд рублей, и вопрос, где их взять, скоро станет актуальным.

“Сейчас как раз тот момент, когда с решениями по бюджету торопиться не стоит. Деньги у страны есть, государство без затруднений выполняет свои социальные и финансовые обязательства. И никто не может точно сказать, какой будет цена нефти даже в конце следующей недели, тем более – предположить среднюю стоимость барреля по итогам года. Прогнозы положительны – цена вернется в компромиссные уровни, и никаких особых выпадающих доходов у РФ не возникнет.

Но даже если ситуация пойдет по негативному сценарию, можно будет подумать о пересмотре самого бюджета. Можно даже без особого ущерба для экономики несколько лет держать его дефицитным ради поддержки экономики и бизнеса. Катастрофы в этом нет никакой – десятки стран мира постоянно живут в бюджетном дефиците, включая США. Главное – правильно расставить приоритеты, чтобы “финансовая подушка” дала максимальную отдачу для экономики”, – заключает Михаил Беляев.

Автор: Максим Бут