Сила слова

«Лично мне понадобились годы, чтобы избавиться от иллюзий и задаться вопросом: почему же именно против России и её союзников нас всех пытаются использовать и кто на самом деле виноват в смутах, всё больше охватывающих нашу планету? – признаётся автор. – Теперь я хорошо вижу, что мой враг, враг всех верных традициям предков чеченцев, всех верующих людей Писания – это тлетворный Запад. Вернее, та кучка олигархов, которые, опираясь на могущество Запада, захватили власть над таким множеством стран и народов».

Интересно, что организатором визита экспертной группы Российского института стратегических исследований (РИСИ) в Крым стал председатель общественной организации «Къырым бирлиги» («Единство Крыма») Сейтумер Ниметуллаев.

– Благодаря содействию «Къырым бирлиги» мы уже встретились с представителями крымскотатарских общин, провели ряд встреч с интеллигенцией Крыма и со студентами Индустриально-педагогического университета, – сообщил представитель издавшего книгу гуманитарного фонда «Кавказ. Новые горизонты» Виталий Сошественский. – Это издание должно стать настольной книгой каждого учителя, чтобы люди, работающие с молодёжью, понимали, через что прошёл чеченский народ и кто в этом виновен.

Аналогичные встречи эксперты провели и в других городах Крыма – в Бахчисарае, Ялте, Евпатории, Феодосии. Книга о методах подрывной работы будет полезна не только мусульманам. Тираж её невелик, но, как сообщил Виталий Сошественский, в скором времени планируется её переиздание, а также выход в свет англоязычной версии.

– Лидер «Къырым бирлиги» вышел на наш институт сам. Это человек искренний, это человек пророссийский. И моё недолгое с ним знакомство позволяет о нём говорить как о человеке, чья деятельность будет направлена на усиление позиций федерального центра. Он знает Украину, он знает Крым. Если он и не станет лидером национально-политического меньшинства, он будет союзником России. Я в этом уверен, – рассказал корреспонденту «Крымской правды» руководитель сектора кавказских исследований РИСИ Артур Атаев. – Пока качественного роста мы не наблюдаем, хотя количественный рост есть – как нам сообщили, около 8 тысяч членов вошло в состав этой организации. Те инициативы, которые сейчас озвучиваются Сейтумером Ниметуллаевым по проведению курултая, могут со временем позволить нивелировать проблемы, вызванные содержанием декларации о национальном суверенитете 1991 года. Потому что эта декларация – нонсенс политический и нонсенс юридический, она вступает в противоречие с федеральным законодательством, с Конституцией России. Это надо приводить в порядок. В том числе и путём осуществления гуманитарной интервенции, целевой аудиторией которой будет крымскотатарское население. Нужна системная просветительская работа.

Скрытая угроза

– Сегодня Крым воссоединился с Россией. Но вы должны понимать, что присоединились к государству, которое сегодня в мировом пространстве оказывает едва ли не самое главное сопротивление пан-исламизму и пан-американа, то есть миру по-американски и, конечно, находится на переднем крае борьбы с исламистской угрозой. Когда я говорю об исламистской угрозе, я хочу, чтобы вы понимали, что есть огромная разница, пропасть между историческими религиозными традициями наших народов и тем политическим исламизмом, который во главу угла ставит построение халифата и в первую очередь от своих адептов требует уничтожения всех национальных особенностей. Нужно также понимать, что в радикальные исламистские секты идут совсем не глупые люди. Это – движение людей, которые хотят и имеют возможность создавать лоббистские институты во многих странах мира. Россия сегодня, как я уже сказала, находится на переднем крае борьбы с этой угрозой, то есть Крым присоединился к «горящей избе». Мы потушили пожар в Чеченской Республике, мы справляемся с ситуацией на Северном Кавказе, мы получили огромный опыт борьбы с радикальными сектами в центральной части России. Но у нас нет никакого способа противодействия тому, что исподволь, незаметно начинает расползаться по Крыму – в том числе и из России. И никакой националистический или национальный проект не мешает им делать своё дело, – с таким предостережением обратилась к слушателям старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Галина Хизриева. – Проводя читательские конференции, мы неоднократно слышали о том, что крымскотатарский народ – это «другой» народ, национальное единство которого имеет очень серьёзные корни, и потому никакому исламизму не подвергается, а также о том, что органы национальной солидарности никогда исламизации не допустят. Но я вам хочу вот что сказать: каждый раз, когда я попадала в сложной ситуации в одну из республик РФ, я слышала то же самое. Но в результате национальное движение каким-то образом в течение 1-2 лет радикализировалось и дистанцировалось от проблемы радикального ислама. А затем исламисты начинали клеймить позором и те органы, и тех мусульман, которые «находятся на службе у официального ислама», и начиналось разделение общества на секты.

Рецепт противодействия

Эксперт посоветовала властям полуострова «пристальнее присмотреться» к посещающим Крым исламским проповедникам.

– В Крым постоянно приезжают люди совета муфтиев России. При всём моём уважении к этой большой разветвлённой организации я не считаю их оплотом и опорой России и не считаю их людьми, настроенными позитивно. У них – свои цели, свои задачи, какая-то своя параллельная жизнь, отметила Галина Хизриева. – Сюда также приезжает большое количество руководителей разного уровня партии «Хизб ут-Тахрир». Они приезжают незаметно, с детьми – отдыхать, разговаривать о чём-то со своими товарищами. Должна сказать, что это люди, очень поднаторевшие в работе в русскоязычной среде, в среде достаточно высокоинтеллектуальной, они очень хорошие вербовщики.

По словам эксперта, современная молодёжь, выросшая в информационный век, гораздо лучше разбирается в различных течениях ислама, нежели люди старшего поколения. Однако большую часть информации об исламе молодые люди, в том числе крымские татары, получают из англоязычных источников, что уже само по себе – нездоровое явление. А кроме того, под видом религиозного просвещения распространяют свои идеи такие организации, как «Братья мусульмане», «Ат Такфир уаль-Хиджра», «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и им подобные. Эффективным средством противодействия ползучей экспансии радикальных исламистов может стать возрождение собственных религиозно-культурных традиций крымских мусульман.

– Мусульмане Крыма дали великие имена богословов миру, – подчеркнула Галина Хизриева.

– У нас забыт опыт интеллектуального труда богословия. Раньше в Крыму были сотни таких людей, в том числе и из крымских татар, и нам надо вырастить новые фигуры. Это – одна из профилактических мер против радикализации.

Национальный вопрос. И ответ

Распространение радикального ислама, увы, не единственная угроза межнациональному миру в республике. Активную подрывную работу из-за рубежа ведут вполне светские украинские политики и бывшие крымчане, не упускающие, правда, случая поспекулировать своей религиозной принадлежностью. Руководитель сектора кавказских исследований РИСИ Артур Атаев поделился с корреспондентом нашей газеты своим видением способов нейтрализации деструктивного наследства, оставленного крымскому сообществу профессиональными спекулянтами на национальном вопросе.

– Из контекста наших встреч с общественниками, с гражданскими активистами, даже с некоторыми политиками возникает чёткое восприятие, что сегодняшний Крым – это татары. Но Крым – это не только татары. Эта проблема существенна и для нас, экспертов, потому что мы зачастую воспринимаем Крым через меджлис, через Чубарова, через Джемилева. Но это не так. Крым – это территория, где татары составляют меньшинство. Моё глубокое убеждение – в том, что укрепление позиций крымскотатарского населения должно начинаться с поддержки русского населения. И не только в Крыму, а во всех национальных регионах России. Потому что факт налицо: государствообразующим народом является русский. Потому что около 83% граждан России – русские. Если они себя ощущают негативно, то как могут остальные ощущать себя нормально? Да никак, просто никак! Это – главная, ключевая позиция. Именно когда чеченцы, дагестанцы, кабардинцы, осетины, крымские татары увидят, что государствообразующий народ, его цивилизационный код Бог-Отечество-Семья укрепляется, то межнациональные вопросы и противоречия, которые сегодня существуют, будут в какой-то степени нивелированы. Мы должны сегодня защищать позиции в первую очередь русского большинства. По крайней мере в Крыму. Эта позиция должна быть ключевой и для региональных властей, и для федерального центра, – считает Артур Атаев. – Вторая позиция проистекает из первой. Когда мы ассоциируем крымских татар с такими организациями, как меджлис, с такими политиками, как Джемилев, Чубаров, мы дискредитируем всё крымскотатарское население. Но ведь оно разнородно! Оно политически, социально и культурно разнородно. Оно и религиозно разнородно. И сегодня есть шанс и есть возможность ситуацию переформатировать. Мы должны информационно выверять свои позиции и эти информационно выверенные позиции транслировать. Конечно, здесь должна быть синергия: гражданское общество, политическая власть (региональная и федеральная) и религия, религиозные деятели. Вот мы сегодня упоминали об удачном примере Чечни. Я убеждён и доказываю это на научно-практических конференциях, что Россия сумела победить терроризм. Россия – самое успешное антитеррористическое государство в мире. Об этом говорят факты. Было террористическое незаконное образование на территории Северного Кавказа, но ситуация там изменилась коренным образом. Более того, этот уникальный опыт сейчас изучается Китаем, Израилем, Саудовской Аравией. И всё это доказывает, что Россия – сильное государство. И следовательно, крымские татары должны быть в орбите политической системы России. Я бы наложил запрет на упоминание таких фамилий, как Джемилев, Чубаров, потому что когда мы в публичном поле (я не имею в виду экспертное и научное) начинаем обсуждать деструктивно настроенных деятелей, мы, как это ни парадоксально, начинаем их рекламировать и придаём им статус в глазах западных покровителей. Позиция этих деятелей направлена на ослабление России. Зачем нам акцентировать на них внимание? Мы в прошлом уже проходили период героизации терроризма в СМИ, и пора отойти от этого.

Общая оценка ситуации в республике и прогноз на ближайшее будущее Крыма на фоне процитированных выше грозных предупреждений прозвучали неожиданно позитивно и обнадёживающе.

– Я ожидал в Крыму увидеть худшее. Крым сегодня далеко не депрессивный регион – ни в политическом, ни в религиозном, ни в социально-экономическом плане, – отметил Артур Атаев. – И мой прогноз таков: никакие внешние силы не сумеют изменить общую тенденцию вовлечения Крыма в социально-политическое пространство России.

Всё у нас будет хорошо. Но за мирное будущее наших детей ещё придётся побороться.

Иначе в жизни и не бывает.

Николай ФИЛИППОВ